Текущее время: 25 ноя 2017, 10:33


Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 82 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Gary C. Schroen. First In
СообщениеДобавлено: 01 сен 2017, 10:51 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 962
Команда: Grau Skorpionen
manuelle писал(а):
Менеджеры... повсюду менеджеры... повсюду одно и то же.


Оно, конечно, оффтоп, но тем не менее...
Когда говорят про кризис кадров и управленческих структур, как-то все забывают, что сие нынче общемировая беда. И у нас в России в этом плане в чем-то даже попроще. Так сказать, гнием, но чуть медленнее других...

_________________
Amat Victoria Curam


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Gary C. Schroen. First In
СообщениеДобавлено: 01 сен 2017, 11:40 

Зарегистрирован: 31 авг 2017, 15:57
Сообщений: 21
Команда: Tavolga
Автор тоже этакий дартаньян :)
Очень интересно, будет ли описание, как они решат проблему с Пуштунами и вообще про "постталибский" афган. Как там будет организовываться состояние, характерное для следующих 14 лет.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Gary C. Schroen. First In
СообщениеДобавлено: 14 сен 2017, 22:47 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 962
Команда: Grau Skorpionen
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

В моем первом разговоре с инженером Арефом я пообещал, что американские военные смогут сбрасывать с воздуха необходимое войскам Северного альянса военное снаряжение, а также гуманитарные поставки продовольствия для гражданского населения на территории, занятой СА. Я обсуждал это в ходе обмена сообщениями с КТЦ и был уверен, что CENTCOM полностью согласен с этим и начнет выполнять задачи по гуманитарным выброскам, хотя необходимо было решить ряд вопросов, прежде чем они смогут приступить к этим действиям.
Военно-воздушные силы США не желали проводить первые сбросы с малых высот, хотя это позволило бы значительно повысить точность попадания в зоны выброски. С находящимися в руках талибов несколькими сотнями американских ПЗРК "Стингер" и, возможно, еще несколькими сотнями русских аналогов, а также другими видами ракет "земля-воздух", без возможности ведения поисково-спасательных действий на ТВД, угроза осуществляющим выброску транспортным самолетам представлялась слишком высокой, чтобы рисковать. Первые несколько выбросок должны будут производиться с высоты двадцать семь тысяч футов*. Для этого потребуется длинная, широкая и ровная зона для площадки десантирования, что исключало бы Панджшерскую долину – по крайней мере, до тех пор, пока не будет уменьшена высота выброски.
10 октября нам сообщили, что в СНБ** решили произвести первые выброски продовольствия на севере, южнее границы с Таджикистаном, на равнинах, простирающихся к востоку и югу от Ходжа-Бахауддин. Будет задействовано четыре самолета C-17, которые сбросят тысячи фунтов упаковок с продовольствием. Нам сказали, что это будут пакеты, похожие на наши сухие пайки, изготовленные специально для использования гражданскими гуманитарными организациями, и каждый из них содержит достаточно пищи для пропитания одного взрослого человека в течение суток.
Генерал Фахим с радостью одобрил это дело, а Мюррей вызвался вернуться на север для работы со своим другом, генералом Бариуллой Ханом, над разметкой зоны выброски и координацией подготовки к сбору пакетов. Утром 12 октября наш вертолет доставит Мюррея в Ходжа-Бахауддин. Планировалось, что выброска произойдет ранним утром тринадцатого. Высадив Мюррея, вертолет отправится на ночь в Душанбе, заправится и заберет еще двух сотрудников для нашей группы, ждавших там, чтобы присоединиться к нам в Панджшере.
Когда Мюррей полетел на север с Грэгом и Насиром за штурвалом, четверо членов нашей группы колонной из двух машин отправились вдоль по долине на юг. В одной из них были Крис и Эд, а Стэн и Док были в другой. Крис собирался снова встретиться с Сайяфом, а Эд должен был провести официальное аттестационное обследование нашего теперь уже завершенного аэродрома в Гульбахоре. Стэн и Док направлялись на авиабазу Баграм, чтобы в очередной раз побывать у представителей разведки генерала Бисмуллы Хана. Они сделают все возможное, чтобы получить дополнительную информацию о ключевых целях, чтобы предоставить максимально точные данные для целеуказания.
Несколько дней назад в небе над Афганистаном появился "Хищник"***, беспилотный летательный аппарат нового поколения. Наша команда не имела прямого доступа к задачам "Хищника", и лишь впоследствии, через вторые руки, мы получали отрывочную информацию о том, когда и где он летал. Мы знали, что примерно в половине своих вылетов "Хищник" вооружался одной или двумя ракетами "Хеллфайр", модифицированными для поражения укрепленных полевых позиций и небронированных коммерческие автомобилей, которые предпочитали бен Ладен и его ближайшее окружение. Полеты "Хищника" мало влияли на нас – до сего дня.
Почти ровно в полдень нам позвонили из Вашингтона. Мы с Риком были в офисной части, читая сообщения, и на звонок ответил Паппи. Некоторое время он слушал, затем прикрыл трубку рукой и сказал: "Это ответственный за вылеты "Хищника". Он хочет знать, есть ли у нас какая-нибудь информация о недавно построенном аэродроме на равнине Шомали неподалеку от кишлака под названием Гульбахор. Кажется, речь идет о нашем аэродроме, но он хочет переговорить с кем-нибудь здесь об этом месте". Я взял трубку.
Голос на том конце принадлежал молодому мужчине и звучал по-военному. Мы представились друг другу, и он сказал: "Сэр, у нас тут "Хищник", болтающийся над чем-то похожим на недавно построенный талибский аэродром со следующими координатами". Он зачитал цифры широты и долготы, и я записал их. Я передал цифры Рику и указал на кучу карт на соседнем столе. Голос продолжал: "ЦРУ подтверждает, что это новый объект Талибана, строившийся в течении последних десяти дней или около того. С "Хищника" видны внедорожник, находящийся на грунтовой взлетно-посадочной полосе, и два человека в одежде западного образца, расхаживающие по полосе. Это, безусловно, не афганцы, и мы думаем, что они могут быть из Аль-Каиды. Один из мужчин очень высокий и худой, возможно, это сам бен Ладен. Мы хотели получить подтверждение от вашей группы прежде чем дать добро на пуск "Хеллфайра" по машине и этим двоим".
Я велел ему оставаться на линии пока мы сверяемся с нашими картами. Я повернулся к Рику. "Ты не поверишь, но я думаю, что с "Хищника" видят Криса и Эда, и этот парень думает, что Эд – это бен Ладен. Они хотят выпустить в них "Хеллфайр".
Рик подошел с листом карты, на котором был район Гульбахора, и провел пальцем по координатной сетке. Разумеется, оказавшаяся под его указательным пальцем точка была нашей взлетно-посадочной полосой в Гульбахоре. "Боже мой", сказал он. "Они собираются убить Криса и Эда!"
Я вернулся на линию и сказал молодому человеку, что он должен отменить удар, что эти двое человек – сотрудники ЦРУ, часть нашей группы, и что они находятся на взлетно-посадочной полосе, построенной ЦРУ, расположенной на территории, контролируемой Северным альянсом. Позиции Талибана находились, по меньшей мере, в пяти-шести милях к западу от этого места. Уверен ли я в этом? Да, абсолютно уверен. Мы регулярно отправляли в ЦРУ и КТЦ отчеты о строительстве нового аэродрома и неоднократно сообщали его координаты. Я мог понять, что американские военные могут этого не знать, но как об этом могли не знать в ЦРУ? И, что еще хуже, как они могли не знать, где проходит линия фронта? Чрезвычайно разочарованный, молодой офицер заверил меня, что проинформирует всех причастных об ошибке опознания и проследит, чтобы Хищник был перенаправлен на позиции Талибана.
Если бы офицер не додумался позвонить нам, Хищник, возможно, пустил бы "Хеллфайр" по Крису и Эду. Еще один случай отсутствия внимания к исходящим от нас сообщениям. Мы написали вежливое, но решительное сообщение, адресованное всем службам, участвующим в обеспечении деятельности нашей группы, с описанием этого инцидента.
По нашему мнению, столь же замечательным было то, что ни Крис, ни Эд понятия не имели, что над их головами находится "Хищник", и что они были в прицеле "Хеллфайра". Думаю, подобное известие начисто лишило бы их радости от того, что было для них приятным перерывом в служебной рутине.

На следующее утро, 13 октября, нам позвонил Мюррей, чтобы сообщить о выброске гуманитарного продовольственного груза, состоявшейся ранним утром в Ходжа-Бахауддин. Он сказал, что генерал Хан наилучшим образом подготовился к приему груза. Мюррей обозначил центр зоны выброски согласно требованиям военно-воздушных сил, и он, Хан и еще более сотни человек с пятью большими грузовиками приготовились выдвинуться и собрать то, что по всеобщему ожиданию, должно было представлять собой большие тюки упаковок с едой. И точно, примерно в 02.30 они услышали четыре C-17. Последовала долгая пауза, затем послышался звук небольших предметов, рассекающих воздух в свободном падении, сопровождаемый сотнями хлопков и ударов по всей зоне выброски, похожих на взрывы петард, звук быстро удалялся, смещаясь на юг. Это были не те звуки, которые Мюррей предполагал услышать – больших упаковок, сбрасываемых с грузовыми парашютами, приземляющихся с громкими шлепками.
Люди двинулись в зону выброски, и в лучах фар увидели, что земля усеяна сотнями маленьких желтых пакетов. Мюррей взял несколько штук и внимательно осмотрел их в свете фар грузовика. Это действительно были упаковки с индивидуальными рационами питания, которые мы ожидали получить. К сожалению, пакеты были разорваны – лучше сказать, взорваны – а находившиеся внутри продукты смешаны между собой и с грязью. Люди собрали столько упаковок, сколько смогли найти в темноте, но они были рассеяны на многие мили, и большинство из тех, что видел Мюррей, были в таком же состоянии – раскуроченные и разорванные. Когда наступил рассвет, появились сотни афганцев из находящихся в этом районе кишлаков. Они шли по зоне выброски, выскребая пищу из пакетов.
Нам было ясно – и это подтверждалось съемками Министерства обороны, сделанными внутри C-17 – что парашюты не использовались. Пища выталкивалась в рампу самолета в больших картонных контейнерах, которые быстро разрывались, предоставляя упаковкам с едой падать на землю по отдельности. С высоты двадцать семь тысяч футов пакеты быстро достигли предельной скорости, оказываясь рассеянными на многие мили. Они врезались в землю подобно маленьким ракетам, взрываясь при ударе. Для руководства Северного альянса это было еще одним разочарованием. Мы вновь надавали больших обещаний, но не смогли их выполнить.

Сразу после полудня мы получили по закрытой телефонной линии звонок от полковника Малхолланда из его штаб-квартиры на авиабазе Карши-Ханабад, примерно в ста милях к северу от Ташкента. Малхолланд заявил, что получил от CENTCOM зеленый свет на переброску одной команды "А" в Панджшер вечером 15 октября – через двое суток. Я спросил, как насчет других необходимых согласований, таких как разрешение на пролет от правительств Узбекистана и Таджикистана. Малхолланд сказал, что ему об этом ничего неизвестно, однако он планирует действовать, как приказано. Я сказал ему, что мы тут скоординируемся с Северным альянсом и подберем хорошую посадочную площадку. Я пообещал ему, что наши пилоты будут на связи с его летным составом, чтобы выработать самый безопасный маршрут перелета. Я был рад слышать, что американские военные, наконец, пришли к решению направить к нам команду "А", но меня смущало очевидное отсутствие общей координации в ходе подготовки. Как узбекская, так и таджикская границы прикрывались позициями зенитных ракет, некоторые из которых обслуживались российскими военными. Без официальной координации с соответствующими правительствами незаявленный, несанкционированный пролет над этими границами может привести к тому, что борт будет обстрелян.
К 18.00 из Душанбе вернулся наш вертолет с Мюрреем и еще двумя членами группы на борту. Оба новичка были сотрудниками ЦРУ. Фред, офицер связи, был из того же отдела, что и Паппи. Фред наработал солидную репутацию, имея впечатляющий список служебных командировок по всему миру, и мы были рады, что он присоединился к группе. Паппи нуждался в еще одной паре рук, и мы надеялись, что приезд Фреда позволит Паппи урезать свои двадцатичетырехчасовые рабочие дни. Еще один, Брэд, был молодым сотрудником отдела специальных мероприятий, недавно пришедший в ЦРУ после нескольких лет службы в Силах спецопераций. Оказалось, что Брэд был экспертом по военным системам лазерного целеуказания, SOFLAM, и занимался этим во время службы в Силах специальных операций. Несмотря на то, что ЦРУ не имело полномочий давать целеуказание – это было прерогативой личного состава Вооруженных сил США – Брэд привез с собой полный комплект SOFLAM. Это было компактное, переносное лазерное устройство, позволяющее солдату отметить цель на поле боя мощным лазерным лучом и направить на нее "умные бомбы". Мы были рады получить систему SOFLAM, она может оказаться полезна для команды "А", которая будет отправлена в Панджшер 15 октября.
После первой вспышки деятельности, связанной со встречей новых членов группы, Мюррей жестом подозвал меня к себе. Я видел, что он взволнован. Он широко улыбнулся: "Гэри, догадайся, что еще прилетело в этом вертолете?" Прежде чем я смог ответить, он продолжил: "У меня десять миллионов наличными!" Мне было нечего ответить, поскольку я не ожидал денег из штаб-квартиры.
В этот момент афганцы внесли в прихожую четыре больших картонных коробки, заклеенных плотным скотчем. Мюррей указал на ящики и сказал: "Да, КТЦ переправил деньги с новыми парнями. Рон, наш резидент в Душанбе, сказал, что рад тому, что мы избавили его от них. Он сказал, что такое количество наличности заставляло его нервничать".
К нам присоединился Рик, и Мюррей повторил новость про деньги. Рик легонько пнул одну из коробок и сказал: "Полагаю, они решили, что мы сможем использовать их, учитывая, как быстро мы потратили первые три миллиона". Он был прав, поскольку наш черный чемодан был почти пуст: последний большой платеж генералу Фахиму опустошил нашу казну.
Я оглядел липкую ленту на коробках и сказал: "Похоже, что коробки вскрывали".
"О да", сказал Мюррей. "Я забыл. Рон вскрыл коробки и пересчитал деньги, чтобы проверить сумму".
"Хорошо", сказал я. "Нам нужно будет пересчитать каждую коробку". Я посмотрел на часы. "Мы могли бы сделать это сегодня вечером, но уже поздновато. Я хочу быть уверен, что мы пересчитаем все правильно. И нам надо перепаковать деньги, чтобы мы могли запечатать три коробки и пока пользоваться одной. Давайте задвинем их в угол офиса и доберемся до них завтра утром".
В расположении поднялась суета, связанная с расселением вновь прибывших. Мы превратили половину большой столовой, которую использовали для встреч с инженером Арефом, в спальню для новичков. Ян Мохаммед нашел еще несколько больших плоских тюфяков и пристроил занавеску из тяжелого красного войлока, которую можно было повесить поперек большой комнаты, чтобы предоставить двум новым людям хоть какое-то уединение.
Я нашел Мумтаза и сообщил ему, что ночью 15 октября в Панджшер будет направлена команда "А" Сил спецопераций в количестве двенадцати человек, и нам нужно будет найти для их размещения здание неподалеку от нашего расположения. Появление в нашей группе двух новых сотрудников довело наше жизненное пространство до предела. Команду "А" придется размещать в другом месте. Я попросил наших пилотов поработать с Насиром и Хафизом, чтобы подобрать подходящую посадочную площадку в окрестностях кишлака Барак, и согласовать с Мумтазом организацию вопросов с транспортом и обеспечением безопасности при прибытии команды. Я попросил Мумтаза устроить следующим утром встречу с инженером Арефом, чтобы обсудить прибытие команды "А".
Наконец-то дела пошли нормально, подумал я, готовясь отправиться в постель в тот вечер. Как же мало я знал.

* 8230 метров (прим. перев.)
** Совет национальной безопасности (National Security Council – NSC). Консультативный орган при президенте США для решения наиболее важных вопросов национальной безопасности и внешней политики, а также координации действий всех основных ведомств, связанных с указанными вопросами (прим. перев.)
*** Американский ударный беспилотный летательный аппарат (БПЛА) MQ-1 Predator. Состоит на вооружении ВВС США. Активно применяется на территории Ирака и Афганистана. Может вооружаться двумя ПТУР AGM-114 "Хеллфайр" (Hellfire) (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Gary C. Schroen. First In
СообщениеДобавлено: 15 сен 2017, 09:00 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 04 май 2013, 21:23
Сообщений: 900
Команда: нет
Интересно, а автору за описание всех этих про...в что-нибудь было?

_________________
Изображение


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Gary C. Schroen. First In
СообщениеДобавлено: 15 сен 2017, 09:19 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 07:50
Сообщений: 3806
Команда: A-344
У них все зверски согласовывается с профильными юристами перед публикацией. Каждая строчка практически. Книгу Бертсена ЦРУ зацензурила на треть

_________________
XA2


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Gary C. Schroen. First In
СообщениеДобавлено: 27 сен 2017, 16:56 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 962
Команда: Grau Skorpionen
ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ
СМЕНА ПЛАНА?


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Примерно в два часа ночи я проснулся с уже хорошо знакомым чувством беспокойства в кишечнике. Мне стало лучше, и я перестал принимать "Ципро", что прописал мне Док. Я думал, что справился со своей проблемой. К счастью, у меня была наготове "доработанная" пустая бутылка из-под воды. Мне удалось урывками подремать между приступами, и так я провел остаток ночи. Рассвет застал меня за набегом на аптечку Дока в поисках "Ципро". Я нашел также Имодиум и Тагамет и принялся спасаться ими. Это будет еще один долгий день.
Мумтаз зашел в офис с сообщением о том, что инженер Ареф прибудет на встречу, о которой мы просили, в 09.30. Мы с Риком с нетерпением ждали этого. Мы, наконец, могли обсудить с ним что-то позитивное в отношении долгожданного развертывания в Панджшере бойцов Сил спецопераций США. В связи с удручающим результатом вчерашней выброски гуманитарного груза я подсказал Рику мысль предложить предоставить Северному альянсу $500000 для закупки продовольствия и других предметов гуманитарного назначения. Он согласился, и мы достали черный чемодан, чтобы отсчитать и упаковать деньги. Я был особенно благодарен за дополнительные средства, которые мы получили прошлым вечером, так как после этого платежа Северному альянсу от изначальных трех миллионов, привезенных с собой, у нас осталось бы лишь чуть больше $120000.
В 09.30 прибыл Ареф. Поскольку в месте, где мы встречались ранее, в настоящее время разместились двое новых членов нашей группы, мы будем использовать для встреч с Арефом офис разведпункта. Он выглядел немного нервно, пока мы рассаживались, и как только нам были поданы обязательные чай и кофе, я узнал, почему.
По словам Арефа, вчера поздно вечером состоялась встреча высшего руководства Северного альянса, посвященная обсуждению развертывания группы Сил спецопераций. Решение, достигнутое этой группой, и утвержденное генералом Фахим Ханом, заключалось в том, что двенадцать военнослужащих – это слишком много. К нам должны быть направлены только двое, и они должны быть в гражданской одежде, а не в форме американской армии. Мы с Риком, должно быть, выглядели ошеломленными, потому что Ареф перестал говорить, переводя взгляд туда-сюда между нами, ожидая ответа.
Я спросил его, почему так поменялась точка зрения по вопросу, который мы обсудили и согласовали более двух недель назад.
Ареф заявил, что в наших с ним беседах мы подчеркивали, что Команда-А Сил спецопераций займется подготовкой сил Северного альянса. Ареф заявил, что, честно говоря, силы СА воюют уже в течение двадцати одного года, и генерал Фахим сказал, что, как бы ни были хороши американские солдаты, он сомневается, что они смогут обучить его силы чему-то, что сможет помочь им в грядущих боях. Кроме того, присутствие военнослужащих в форме армии США вызовет у СА проблемы с соседями, которые будут возмущены присутствием американских солдат, сотрудничающих с Северным альянсом.
В ходе наших первых дискуссий с Арефом в день нашего прибытия Рик и я избегали упоминания о возможной роли Команды-А в осуществлении лазерного целеуказания (ЛЦУ) позиций талибов. У американских военных не было твердого решения по поводу постановки Команде-А такой задачи, по крайней мере, ни у кого из тех, кто был на связи со мной или Риком в ходе нашего общения со штаб-квартирой и полковником Малхолландом в Узбекистане. Я не хотел обещать Северному альянсу что-то, что мы окажемся не в состоянии предоставить. Но это решение руководства СА потенциально было главным камнем преткновения для развертывания Команды-А.
Я пустился в объяснение того, что ЛЦУ на поле боя будет означать повышение точности и эффективности американских бомбардировок. Рик смог предложить гораздо более подробное описание того, как будет работать члены Команды-А, какое оборудование они будут использовать, как будет организована связь с американскими самолетами, и поэтому нам будет нужна вся группа. Мы старались подчеркнуть, что без Команды-А с ее возможностями по целеуказанию результаты бомбардировок здесь, в долине не улучшатся.
В свете четких объяснений о задачах по целеуказанию и необходимости для ее выполнения должным образом группы полного состава, Ареф решил вновь обсудить эту проблему с генералом Фахимом. Он сказал, что хотел бы вернуться ко мне вечером с известиями по этому вопросу.
В продолжение нашей встречи мы обсудили предстоящий опрос отца афганского заложника из "Шелтер Нау". Его должны были проводить Крис и Хафиз, и оно было запланировано на позднее утро. Ареф надеялся, что опрос окажется полезен, и мы сможем начать четкое планирование того, как можно будет организовать их спасение.
Я планировал поднять вопрос о выделении денег на оплату гуманитарной помощи, но ввиду внезапного изменения позиции по вопросу о размещении американских военных в Панджшере я решил попридержать наличные.
В то же время я поднял еще одну тему, предположив, что визит доктора Абдуллы в США для встречи с высокопоставленными чиновниками администрации может оказаться полезен с точки зрения изменения разделяемого многими в Вашингтоне мнения о том, что захват Кабула Северным альянсом может привести к серьезным проблемам. Ранее доктор Абдулла несколько раз посещал Вашингтон, где проявил себя блестящим, красноречивым оратором, умеющим хорошо держаться в обществе. Кроме того, последние несколько дней он регулярно появлялся в новостных передачах CNN и BBC из прифронтовых позиций Северного альянса в районе Кабула, и, по моему мнению, проделал впечатляющую работу по представлению воззрений, планов и намерений Северного альянса. Это предложение обрадовало Арефа, он был оживлен и позитивен, когда мы обсуждали возможный визит. Он был согласен с тем, что это хорошая идея, и пообещал утром поднять этот вопрос с Фахимом и доктором Абдуллой. На этом встреча закончилась, и Ареф спешно отбыл. Как только он ушел, полмиллиона долларов вернулись в черный чемодан.
В тот момент я подумал, что для Северного альянса основным препятствием для развертывания Команды-А была наша неспособность четко определить для нее задачу, которая могла бы принести пользу силам Северного альянса. Силы СА не нуждались в обучении того рода, что могла обеспечить Команда-А: это была небольшая, но хорошо организованная армия, а не партизаны.
Кроме того, я не принял во внимание, насколько сильным может быть противодействие визиту в Вашингтон доктора Абдуллы среди некоторой части политического сообщества. Я был настолько уверен, что это хорошая идея, что выложил ее перед Арефом, прежде чем проверить, как на это отреагируют в Вашингтоне. В ближайшие дни обе эти оплошности выйдут нам боком.

Беседа с отцом заложника из "Шелтер Нау" началась вскоре после отбытия инженера Арефа. Опрос, в котором участвовали отец и один из дядьев юноши, вели Крис и Хафиз. Я немного поприсутствовал в его начале, чтобы составить собственное представление о том, можно ли доверять этим двоим. Они казались искренними, а отец произвел впечатление несколько наивного и, мягко говоря, ошеломленного обстоятельствами, в которых он оказался, не последним из которых было обсуждение спасения своего сына из Кабульской тюрьмы, сидя в комнате с двумя офицерами ЦРУ. Я оставил Криса делать свое дело и пошел писать телеграммы по вопросам, поднятым в ходе моей встречи с Арефом.
Крис и Хафиз вернулись со встречи с несколькими страницами детальной информации, включающей эскизы внешности тюрьмы и внутренней планировки, включая зону, где располагалась камера, в которой содержался его сын, а также расположение постов внутренней и внешней охраны. Эскиз внешней части тюрьмы был весьма схож со спутниковыми изображениями тюрьмы, где, по нашему мнению, находились заложники. Крис поставил перед обоими ряд задач, среди которых были вопросы о здоровье заложников, их общем состоянии, медицинском уходе и расположении камер с двумя американскими женщинами-заложницами. Следующая встреча была запланирована на следующей неделе, сразу после следующего разрешенного визита отца к его сыну.
Рик связался с полковником Малхолландом из оперативной группы "Кинжал" и рассказал ему о происходящем в Северном альянсе по поводу высадки его группы в Панджшерской долине. Малхолланд подтвердил, что, разумеется, его первая Команда-А (ODA-555, или "Трайпл никл") своей основной задачей будет иметь лазерное целеуказание. Рик обсудил с Малхолландом вопрос о форме, и Малхолланд настаивал на том, чтобы его люди прибыли одетыми в форму, а не в гражданскую одежду. Малхолланд все еще планировал вывод ODA-555 на ночь с 15 на 16 октября.

Когда все успокоились, мы с Риком пересчитали десять миллионов. Поскольку коробки вскрывались в Душанбе, я хотел как можно скорее проверить сумму. Я ожидал, что там будет по 2,5 миллиона в каждой коробке, но по какой-то причине количество денег во всех коробках было различным. Тем не менее, все десять миллионов долларов были там, и после заполнения черного чемодана двумя миллионами, мы с Риком аккуратно запаковали каждую коробку. Мы обозначили находящиеся внутри каждой коробки суммы на скотче, которым запечатали их.
Встал вопрос о том, как обезопасить деньги. Четыре коробки были большими, и у нас не было места, чтобы спрятать их. После нескольких неудачных попыток, я решил "укрыть" их на виду. Мы расчистили угол в нашей рабочей комнате и сложили коробки одну на другую бок обок. Они быстро превратились в месте, на которое можно присесть, поставить чашки кофе или бутылку воды. Кроме того, они оказались идеальным местом, чтобы прилечь подремать или расслабиться с каким-нибудь чтивом. Самая дорогая кушетка, на которой кому-либо из нас доводилось спать.
Примерно через неделю после прибытия денег нам позвонил сотрудник финансового отдела КТЦ. Когда я подошел к телефону, он поблагодарил меня за телеграмму, подтверждающего получение $10 млн. Затем он спросил, храним ли мы деньги в сейфе. Я ответил ему, что у нас нет сейфа.
"Хорошо", спросил он, "и где же хранятся деньги?"
"Все в тех же коробках, в которых были привезены, сложенных в углу нашего офиса".
С того конца линии донеслись невнятные проклятья. Переведя дыхание, он сказал, что отправит нам сейф первым же рейсом, следующим в наш регион.
"Нет, спасибо", ответил я. "У нас тут нет никакой возможности таскаться с тысячефунтовым сейфом. Кроме того, для хранения всех этих денег нам, вероятно, понадобится три сейфа на четыре ящика каждый".
В ответ вновь понеслись проклятья и что-то там по поводу правил. Я оборвал его и сказал: "Смотрите, наличные у нас в офисе, в рабочей комнате, где всегда находится, по крайней мере, один штабной офицер ЦРУ, днем и ночью. Никто из афганцев не заходит в офис без сопровождения. Деньги, таким образом, никогда не оказываются вне непосредственного контроля членов группы. Это самое безопасное, учитывая обстоятельства". Я помолчал, потом добавил: "Кроме того, эти коробки представляют собой отличное место, чтобы вздремнуть".

Позже в тот же день я разговаривал с Хэнком. Он уже прочитал мою телеграмму по вопросу о численности развертываемого подразделения Сил спецопераций и того, как они должны быть одеты. Я сказал ему, что, по моему мнению, акцент на проведение ODA целеуказания позиций талибов убедит Фахима согласиться на развертывание команды. Тем не менее, я хотел получить от высшего руководства CENTCOM и Министерства обороны гарантии того, что ODA действительно получит санкцию на выполнение этой важнейшей задачи. В противном случае, если Команда-А прибудет, и не сможет заниматься целеуказанием, окажется, что я солгал руководству СА лишь чтобы добиться ввода ODA в их страну. Это может серьезно подорвать доверие к ЦРУ и американским военным, и поставит под угрозу наше задание. Хэнк сказал, что хочет вынести этот вопрос на дневной встрече глав СНБ. Он также сказал, что, по его мнению, предложение о визите доктора Абдуллы в Вашингтон было хорошей идеей, и он начнет прорабатывать этот вопрос с Госдепартаментом и СНБ.

Около одиннадцати вечера Мумтаз зашел к нам и сообщил, что отбывает для участия в заседании высшего руководства Северного альянса по вопросу о прибытии в долину команды Сил спецопераций. Он сказал, что встреча состоится поздно, и предположил, что инженер Ареф прибудет в расположение утром с известиями о результатах.
Примерно в то же время Рик показал мне телеграмму из штаб-квартиры, сообщающую, что сотрудники ОСМ нашли некоторое количество грузовых парашютных систем, которые уже доставили на базу ВВС США в Германии. Наши сотрудники будут обучать личный состав ВВС, занимающийся обработкой грузов, тому, как монтировать парашюты для выброски груза продовольствия. На этот раз его будут сбрасывать с использованием парашютов, в больших упаковках. Они предполагали, что смогут подготовить груз вовремя, чтобы произвести выброску ранним утром 16 октября. Вновь будет задействована зона выброски в Ходжа-Бахауддин. На этот раз продовольствие должно прибыть в хорошем состоянии, годным к употреблению. Рик предложил отправить Брэда, одного из вновь прибывших, вместе с Мюрреем для помощи в подготовке. Они отправятся в Ходжа-Бахауддин на следующий день, 15 октября, где вновь присоединятся к генералу Бариулле Хану.

Мы перетащили телевизор со двора в коридор прямо возле нашего офиса. Уже было слишком холодно и дождливо, чтобы держать телевизор снаружи, пусть даже и под прикрытием. Афганский персонал был разочарован тем, что у них больше не было доступа к телевизору. Мы также были несколько разочарованы. После того как в течение трех или четырех дней мы имели выбор между CNN и BBC, мы потеряли сигнал CNN. Ян Мохаммед сказал, что, по утверждению его техников, в CNN заблокировали сигнал, чтобы избежать его пиратского бесплатного использования (как это делали мы). Я решил, что настоящей причиной было то, что привлекательно выглядящие женщины-дикторы CNN оскорбляли чувства Яна Мохаммеда. Молодежь из подчиненного ему афганского персонала выглядела несколько возбужденной всякий раз, когда за новостной стойкой CNN устраивалась женщина. Паппи отметил, что какая-либо опасность, что с BBC произойдет то же самое, отсутствует. Их дикторов женского пола отбирали явно не за внешний вид.
После ухода Мумтаза я сел на диван перед телевизором и попытался посмотреть новости BBC. Я ощущал головокружение, обезвоживание и легкую лихорадку. Я смог удержать в себе "Гаторейд", а Имодиум помог справиться с симптомами, но я знал, что понадобится еще пару дней пить "Ципро", чтобы вернуть себе хорошее самочувствие. Я смотрел кусок сюжета, изображающего афганскую семью, чей дом в районе Кандагара на юге Афганистана был разбомблен. Там были все те же фотографии, что я видел там и сям на протяжении всего дня – раненый мужчина, лежащий на носилках в коридоре, похожем на больничный, и маленькая девочка, лежащая на койке, с забинтованной головой, чьи скорбные глаза были направлены в камеру. Эд сказал: "Боже, можно подумать, что мы бомбили только гражданские объекты. Сколько раз они могут показывать одну и ту же семью?"
Я с отвращением покачал головой, встал, ощущая себя слегка туманно, и направился в свою комнату. Я остановился возле мусорной корзины рядом с входной дверью, чтобы взять две пустые бутылки из-под воды. Я был уверен, что обе они понадобятся мне до наступления утра.

_________________
Amat Victoria Curam


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Gary C. Schroen. First In
СообщениеДобавлено: 28 сен 2017, 21:50 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 962
Команда: Grau Skorpionen
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ

Утром 15 октября из обмена телеграммами мы узнали, что Эр-Джей и остальная часть команды "Альфа" прибыли в Ташкент и занимались последними приготовлениями перед заброской. Единственная реальная задержка заключалась в получении от узбеков и таджиков разрешения на пролет. "Альфа" должна была присоединиться к генералу Абдулу-Рашиду Дустуму, одному из старших командиров Северного альянса, действующему наполовину независимо на западе. Его силы были сосредоточены к югу от Мазари-Шарифа. За несколько месяцев до 11 сентября, ЦРУ вступило в контакт с генералом Дустумом через его представителей в Ташкенте.
Дустум был классическим полевым командиром: истинным оппортунистом, искусным в смене союзов и заключении сделок, направленных на достижение своих собственных интересов. Он являлся лидером узбекских меньшинств на севере Афганистана, а в годы джихада был командиром милиционных формирований Джаузджана*, мощной боевой силы, служившей Советской армии. Он перешел на сторону моджахедов в начале 1992 года, когда понял, что коммунистический режим Наджибуллы обречен. На протяжении многих лет удача поворачивалась к нему то одной то другой стороной, но в начале 2001 года он примирился с Масудом и Северным альянсом и вернулся на свои родные земли в окрестностях Мазари-Шарифа, чтобы взяться за оружие против талибов.
Решение о размещении второй команды ЦРУ у Дустума основывалось на двух простых, но важных факторах. Во-первых, мы имели прямую устойчивую связь с Дустумом, что позволяло в прямом режиме скоординировать с ним вопросы организации заброски "Альфы". Кроме того, он был известной величиной – эффективным боевым командиром, чьи силы были сравнительно неплохо экипированы и хорошо подготовлены.
Я знал, однако, что наш выбор Дустума как первого командира вне Панджшера, получившего группу ЦРУ, не устроит генерала Фахима и руководство СА. Несмотря на примирение Дустума с Масудом, он был узбеком, и во времена джихада жестко сражался на стороне Советов, несколько раз встречаясь лицом к лицу с силами Масуда в упорных сражениях. Руководство СА просто недолюбливало Дустума и не доверяло ему. Кроме того, в районе Мазари-Шарифа находился еще один сильный полевой командир, Устад Атта, пользующийся доверием таджик, давний высокопоставленный член Северного альянса Масуда. Его силы по численности были примерно равны с Дустумом и были сосредоточены к востоку от Мазари. Генерал Фахим несколько раз упомянул о нем Рику и мне в день нашей первой встречи, заявив, что Атта имеет действительную власть в районе Мазари-Шарифа, и мы должны иметь дело с ним.
Поскольку вопрос о вводе ODA-555 до сих пор не был решен, я не горел желанием сообщать инженеру Арефу о том, что мы направим к Дустуму группу ЦРУ, в течение следующих нескольких дней.
Мюррей и Брэд занимались последними приготовлениями к выдвижению на север, в Ходжа-Бахауддин. Это будет хорошим вводным заданием для Брэда, поскольку Мюррей уже провел первую операцию по выброске продовольствия и имел хорошие отношения с генералом Бариуллой Ханом, а взаимопонимание и доверие, установившиеся в ходе этих отношений, быстро передадутся Брэду.
Ареф прибыл в 10.00, и мы провели короткую встречу. По его словам, руководство СА провело многочасовую встречу накануне поздним вечером, чтобы обсудить вопрос о прибытии в долину Команды-А. Генерал Фахим согласился, что для выполнения такой особой задачи, как лазерное целеуказание позиций талибов, может быть развернута команда полного состава. Однако члены Команды-А во время работы с силами СА должны носить гражданскую одежду. Ареф подчеркнул, что именно задача по целеуказанию убедила руководство СА согласиться на развертывание Команды-А в долине. Я вежливо выслушал, а потом сказал Арефу, что, хотя я благодарен за то, что Команде-А будет позволено прибыть, я думаю, что требование о том, что они не должны носить форму, было серьезной ошибкой. Я сказал, что, тем не менее, сообщу об этом требовании в штаб-квартиру и полковнику Малхолланду в оперативную группу "Кинжал".
Я сообщил Арефу новость о том, что наша вторая группа ЦРУ находится в ожидании в Ташкенте и планирует отправиться к генералу Дустуму, как только будут решены вопросы с организацией снабжения и разрешением на перелет. Ареф слушал столь же вежливо, потом ответил, что, по его мнению, этот план развертывания является серьезной ошибкой. Да, Дустум является высокопоставленным членом Северного альянса, однако Устад Атта был ключевым командиром СА в районе Мазари-Шарифа. Генерал Фахим будет недоволен этим решением. Я мог лишь ответить, что наша штаб-квартира приняла такое решение после тщательного обдумывания, и мы были в непосредственном контакте с Дустумом. Развертывание команды "Альфа" состоится, вне зависимости от каких-либо возражений, которые может выдвинуть генерал Фахим.
Одной из сторон, которые мне нравились в Арефе, была его способность откровенно обмениваться мнениями по спорным вопросам, оставаясь при этом вежливым и любезным. Мы оба могли чувствовать, что другой был неправ по важнейшему вопросу, однако продолжали обсуждать это позитивно и профессионально. Ареф завершил встречу просьбой о том, чтобы я встретился с доктором Абдуллой в конце дня для обсуждения сделанного мной накануне предложения о его визите в Вашингтон. Ареф сказал, что Абдулла воспринял его с восторгом. Генерал Фахим также поддержал эту идею, когда о ней было упомянуто на встрече руководства СА накануне. Мы установили время встречи, и Ареф сказал, что Мумтаз организует машину, чтобы отвезти Рика и меня на виллу Абдуллы, что вниз по долине от Астанеша.

Рик позвонил полковнику Малхолланду в Карши-Ханабад, чтобы сообщить ему, что Северный Альянс согласился принять ODA-555, но настаивал на том, чтобы солдаты были одеты в гражданскую одежду. Полковник разразился гневом. Он хотел, чтобы его бойцы были в форме. Рик заверил полковника, что мы вернемся к этому вопросу с доктором Абдуллой, когда встретимся с ним в конце дня. Мы чувствовали, что Абдулла будет гораздо более осведомлен о политических последствиях ситуации, и Рик заверил Малхолланда, что мы полагаем, что сможем убедить руководство СА изменить свою позицию в отношении формы. Полковник сообщил, что передаст эти новости по команде в SOCOM, однако из-за растущего желания Вашингтона иметь Силы спецопераций в Афганистане у него складывается предчувствие, что ему могут приказать приступить к выводу ODA-555 в тот же вечер, вне зависимости от того, будет ли достигнуто соглашение относительно формы одежды. Рик спросил его о разрешении на пролет, но Малхолланд ответил, что не имеет никаких известий по этому вопросу.
Мы проинформировали Мумтаза, что Команда-А планирует прибыть этим вечером и попросили его устроить так, чтобы транспорт был наготове. Пилоты согласились, что посадочная площадка в Астанеш, где стоял наш вертолет, была лучшим местом для первой высадки американских Сил спецопераций. Стэн организует размещение на площадке посадочных огней незадолго до запланированного времени прибытия Команды-А. По соображениям безопасности, скрытности и внезапности американские военные проводят операции своих Сил специального назначения в темное время суток. Экипажи их вертолетов являются лучшими в мире в области ночных полетов. В ходе таких операций, как эта, когда на земле ODA принимают дружественные силы, зона посадки отмечается специальной комбинацией огней, легко различимых пилотами, пользующимися очками ночного видения. Неправильное обозначение посадочной площадки приведет к тому, что пилоты прервут выполнение задачи и вернутся на базу. Выбор Стэна для организации правильного обозначения зоны приземления был логичен.
Позже в тот же день, когда в Вашингтоне начался рабочий день, я позвонил Коферу Блэку, главе КТЦ, в первую очередь, чтобы обсудить стратегию бомбардировок вооруженных сил США, а также в полной мере довести до него актуальное состояние проблем, которые мы имели с Северным альянсом в вопросе об униформе.
Кофер сообщил, что CENTCOM работает по целям в окрестностях Мазари-Шарифа и Кундуза, потому что они "не могут найти представляющих ценность целей в районе Кабула". Я был ошеломлен. За последние две недели мы представили в штаб-квартиру и CENTCOM буквально сотни координат военных объектов талибов в районе Кабула. Зона равнин, простирающихся к северу от Кабула в сторону позиций Северного альянса возле Чарикара и авиабазы Баграм, была богата целями как ни одно другое место во всем Афганистане. Я сказал Коферу, что, похоже, это нежелание бомбить талибов вокруг Кабула было политическим решением, а не военным. Риск сопутствующего урона среди гражданских в районах Мазари-Шарифа и Кундуза был столь же велик, как и на равнинах к северу от Кабула. Мы сделали все возможное, чтобы обеспечить CENTCOM точными координатами целей, не имея возможности дать лазерное целеуказание самостоятельно. Кофер сказал, что на самом деле в СНБ все еще продолжаются политические дебаты по поводу того, что делать с Кабулом, и потенциальных политических последствиях позволения силам Северного альянса захватить город.
Что касается ввода ODA-555, Кофер сказал мне, что рано утром в Вашингтоне узнали, что узбеки и таджики отказались дать разрешение на пролет для сегодняшней высадки, сказав, что им "требуется больше времени для оценки ситуации". С другой стороны, я почувствовал облегчение. Это давало мне время поторговаться с доктором Абдуллой и инженером Арефом об униформе. Я подчеркнул Коферу, что когда ODA прибудет, она должна быть уполномочена в качестве своей основной задачи заниматься лазерным целеуказанием. Кофер заверил меня, что этот вопрос прорабатывается.
Удивительно, но, несмотря на отказ в вылете для ODA-555, правительства Узбекистана и Таджикистана дали разрешение на пролет команде "Альфа" ЦРУ. План теперь предусматривал развертывание "Альфы" в ночь с 16 на 17 октября. По-видимому, узбеки и таджики не имели проблем с поддержкой тайных операций ЦРУ в Афганистане, но до сих пор не решили политические вопросы с обеспечением такой поддержки открытых военных операций США в регионе. Кофер сказал, что это вопрос дипломатии высшего уровня: чтобы попытаться преодолеть затор состоялись телефонные переговоры между президентом и главами правительств обеих стран. Кофер заверил, что на следующее утро я получу от него телеграмму с результатами всех этих дипломатических маневров.
Я сообщил Мумтазу о задержке с развертыванием ODA-555, сказав, что мы надеемся получить на руки разрешения на пролет в течение следующих нескольких дней. Я подчеркнул, что прибытие Команды-А отложено, но не отменено. Мумтаз ответил, что должен немедленно отбыть, чтобы передать эту новость инженеру Арефу, и я обнаружил в его голосе изрядную долю облегчения.

Наша встреча с доктором Абдуллой состоялась в пять пополудни. У Абдуллы была личная "вилла" в нескольких милях пути на юг от Астанеш по узкой однополосной дороге, карабкающейся по холмам, предоставляя ему хороший вид на реку и холмы на восточной стороне долины. Как я и ожидал, доктор Абдулла был один, и тепло приветствовал нас. Он был в своей обычной повседневной одежде западного стиля, и после того, как был подан обязательный чай, он развалился на своем удобном диване и пригласил нас присоединяться. Он был доволен нашим сотрудничеством и выразил благодарность за предоставляемые нами деньги. Это правда, что бомбардировки окрестностей Кабула не были тем, на что надеялось руководство СА, но он признает, что политическое давление оказывает влияние на то, как ведутся бомбардировки. Его прямота открыла двери с моей стороны для откровенной дискуссии о политической ситуации, с которой мы столкнулись в Вашингтоне. Я сказал, что имеются опасения в том, что победа таджиков в Кабуле приведет к кровопролитной мести и убийствам пуштунов, которые поддерживали Талибан. Существует также обеспокоенность тем, что взятие Кабула может поощрить Северный альянс к дальнейшему продвижению на юг и восток, в традиционные пуштунские регионы, чтобы получить стратегическое преимущество на постталибских политических переговорах о разделе власти.
Доктор Абдулла ответил, что он хорошо осведомлен об этих проблемах, но считает, что в них нет ничего стоящего. Он напомнил мне, что в 1992 году в Кабуле приветствовали таджикские формирования Ахмад Шаха Масуда, и отметил, как эти силы вели себя, когда они заняли город. Не было никаких казней, арестов или гонений на тех, кто служил Советам или режиму Наджибуллы. Абдулла считает, что это все пакистанская и пуштунская пропаганда, направленная на создание обстановки, в которой таджики и другие этнические меньшинства севера окажутся в изоляции и будут игнорироваться, что позволит привести к власти консервативное пуштунское правительство, находящееся под сильным влиянием Пакистана.
Кроме того, доктор Абдулла был осведомлен о том, что Абдул-Хак, влиятельный пуштунский полевой командир времен джихада, находится в непосредственном контакте с высокопоставленными вашингтонскими политиками и пользуется поддержкой нескольких состоятельных американских бизнесменов афганского происхождения, имеющих сильные связи с высокопоставленными членами политического руководства США. В дополнении к своим сильным политическим амбициям, Абдул-Хак всегда выступал против Масуда и таджиков. Его популярность среди ключевых должностных лиц Госдепартамента и в СНБ была тревожащей, потому что он, безусловно, будет продвигать все ту же отрицательную линию, направленную на то, чтобы удерживать таджиков вне Кабула и сосредоточиться на пуштунском юге.
Абдулла был убежден, что если ему удастся посетить Вашингтон для встречи с высокопоставленными политиками, он сможет четко сформулировать политический курс Северного альянса и, как он надеялся, уменьшить недоверие и опасения тех, кто не понимает Афганистан и мучительную историю последних двадцати с лишним лет его существования. Я согласился с тем, что его визит в Вашингтон имеет важное значение.
Доктор Абдулла же предложил, чтобы во время этого визита его сопровождал Вали Масуд, один из младших братьев Ахмад Шаха Масуда, и член внутреннего круга руководства СА. Я безуспешно пытался скрыть свою негативную реакцию на это предложение. Ни Вали, ни его брат, Ахмад Зия, не имели должных навыков и элегантности, чтобы эффективно представлять Северный альянс перед западной политической общественностью. Моя неловкая реакция заставила Абдуллу улыбнуться и пояснить, что участия Вали Масуда желает руководство СА. Фамилия Масуда добавит визиту легитимности, и продемонстрирует Вашингтону, что Северный альянс остается сплоченным и единым, даже после убийства Ахмад Шаха Масуда. Мы не стали обмениваться мнениями о политических способностях Вали.
Абдулла заявил, что будет свободен и сможет отправиться в Вашингтон в любое время после 20 октября. Я сказал ему, что отправлю сообщение об этом в штаб-квартиру ЦРУ, как только вернусь в наше расположение. Я подумал, что чем раньше такой визит будет организован, тем лучше.
Далее по ходу нашей встречи, я пояснил, что запланированное на сегодня прибытие ODA-555 отложено. Затем я поднял вопрос о том, во что должна быть одета команда, оказавшись на земле, в долине. Я пояснил, что униформа важна не только потому, что это солдаты, но из-за влияния, которое эта проблема оказывает на политиков в Вашингтоне.
Доктор Абдулла слегка улыбнулся и сказал, что он полностью понимает значимость униформы. Сам он за то, чтобы Команда-А носила свою форму, однако понимает, что для других членов руководящих кругов Северного альянса откровенная демонстрация присутствия иностранных войск будет оскорбительна. Воспоминания о советском вторжении еще были свежи. Кроме того, неэффективная бомбардировочная кампания и отсутствие ее влияния на Талибан и арабские силы в сознании многих в руководстве Северного альянса возникали вопросы о степени заинтересованнгости правительства США в ведении борьбы с Талибаном. Он сказал, что вернется к обсуждению этого вопроса со своими коллегами и будет настаивать на принятии положительного решения по этому делу.
Я покинул встречу с ощущением, что мы добились прогресса.

* Джаузджан (Гузган) – провинция на севере Афганистана, граничащая с Туркменистаном. Основное население – узбеки и таджики (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Gary C. Schroen. First In
СообщениеДобавлено: 29 сен 2017, 06:26 

Зарегистрирован: 25 янв 2015, 15:12
Сообщений: 103
Команда: Нет
Спасибо большое!


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Gary C. Schroen. First In
СообщениеДобавлено: 05 окт 2017, 22:10 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 962
Команда: Grau Skorpionen
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ

Утро 16 октября началось с кучи разных новостей. Во-первых, как и было обещано, там была оптимистичная телеграмма от Кофера Блэка по итогам нашего разговора 15 октября. Планы ЦРУ по заброске команды "Альфа" в район Мазари-Шарифа вечером 16-17 октября вызвали в среде принимающих политические решения очередной раунд дискуссий о том, что делать с Северным альянсом и Кабулом. Президент, по-видимому, впечатленный анализом "Джавбрейкера" о ситуации на севере, выступил за то, чтобы развязать руки силам Северного альянса. Задержки ввода в Афганистан групп армейских Сил спецназначения усугублялись срочной необходимостью добиться успехов против сил Талибана в окрестностях Кабула и в других районах на севере.
В результате Кофер возложил на меня следующие задачи. Я должен встретиться с генералом Фахимом, убедить его в том, что правительство США намерено работать с Северным альянсом и побудить Фахима привести его силы в полную боевую готовность. Я должен обеспечить Фахима деньгами для его боевых формирований, оказания гуманитарной помощи гражданским лицам в Панджшере, и для платежей подчиненным Фахиму командирам СА, действующим в северной части страны, с особым упором на Устада Атта, который, вне всякого сомнения, будет возмущен прибытием "Альфы" к его сопернику, генералу Дустуму. Это были желанные вести, поскольку я был уверен, что разочарования и разногласия нескольких последних дней охладили энтузиазм руководства Северного альянса.
В 07.00 утра, Мюррей, находившийся в Ходжа-Бахауддин, связался с Паппи с помощью использующей защищенный канал связи портативной рации, сопряженной с находящейся в нашем расположении базовой станцией Паппи. Выброска гуманитарного груза продовольствия, хотя и была отложена до двух утра, прошла успешно. Грузовые парашюты, предоставленные ЦРУ, выполнили свою работу, и тяжелые поддоны с упаковками продовольствия приземлились в целости, прямо в намеченную зону выброски. Генерал Бариулла Хан был доволен и ранним утром связался по радио с генералом Фахимом, сообщив ему о выброске. Люди Хана еще были в поле, собирая последние упаковки, и Хан планировал начать раздачу продовольствия позже в этот же день. Мы договорились, что Мюррей и Брэд останутся в Ходжа-Бахауддин, чтобы контролировать процесс, а на следующее утро, 17 октября, мы отправим наш вертолет забрать их. Наконец-то у нас было что-то хорошее, чтобы поделиться с инженером Арефом.
Но затем я прочел телеграмму с чрезвычайно гневной реакцией CENTCOM на отказ Узбекистана и Таджикистана дать разрешение на пролет, и решение Северного альянса о "только гражданской одежде". Утренняя телеграмма из КТЦ сообщала, что эта задержка усиливает давление, оказываемое на министерство обороны со стороны СНБ, озабоченного отсутствием прогресса в том чтобы "поставить ботинки" американских военных на землю Афганистана. В телеграмме отмечалось что хотя "Джавбрейкер" находится в Панджшерской долине уже двадцать дней, а команда "Альфа" отправляется в район Мазари-Шарифа вечером 16-17 октября, на территорию Афганистана еще не был высажен ни один американский солдат. На эти факты было весьма болезненно указано министру обороны во время состоявшейся накануне в СНБ дискуссии.
Наконец, была короткая телеграмма от Хэнка, сообщающая, что первоначальная реакция внутри политического руководства, в особенности в Госдепартаменте, по поводу визита доктора Абдуллы была отрицательной. Государственный департамент был против, потому что соседи Афганистана в регионе будут рассматривать прием правительством США в Вашингтоне министра иностранных дел Северного альянса как политическое одобрение таджикского СА. Пакистан будет особенно расстроен таким жестом. Кроме того, этот визит окажет отрицательное влияние на пуштунские племена на юге.
В телеграмме говорилось, что штаб-квартира ЦРУ поддерживает предполагаемый визит как верный способ донести до руководящих сотрудников СНБ вопрос о том, как иметь дело с влиятельными таджиками. Хэнк писал, что продолжит работу над этой проблемой. Это были разочаровывающие новости, которые мне предстояло доставить доктору Абдулле и остальному руководству СА. Я решил выждать день или около того, прежде чем упомянуть об этом, чтобы дать КТЦ время попытаться решить проблему в нашу пользу.
Инженер Ареф прибыл около девяти утра, чтобы обсудить состояние дел с попытками спасения заложников из "Шелтер Нау". Встреча была краткой, но оптимистичной. Ареф сообщил, что направил в Кабул одного из своих людей, который должен был восстановить контакт со старшим офицером из кабульского управления разведки талибов. Контакт оказался плодотворным: сотрудник Арефа и талибский офицер были кровными родственниками, и офицер талибов заинтересовался переговорами об освобождении заложников из "Шелтер Нау". Учитывая его руководящую должность и количество родственников, работающих в кабульской полиции и силах безопасности, офицер талибов был уверен, что ему удастся организовать быстрое освобождение заложников и их перевозку к позициям Северного альянса. Он хотел 4 миллиона долларов в качестве вознаграждения за организацию освобождения заложников. Он не рассчитывал получить деньги вперед, но дал понять, что это сумма, на которой он будет настаивать при выполнении задачи. Я сказал, что четыре миллиона являются справедливой наградой за такое опасное, но важное дело, но нам нужно действовать осторожно.
Офицер Талибана должен будет в деталях рассказать, как будет развиваться его план, и описать все меры предосторожности, которые он предпримет для обеспечения безопасности заложников на протяжении всего процесса, а нам нужно будет разработать механизм для передачи ему денег, как только заложники благополучно попадут к нам в руки. Офицер талибов не получит никаких денег до тех пор, пока заложники не будут благополучно доставлены в распоряжение Северного альянса. Ареф согласился быстро завершить переговоры с офицером.
Я был восхищен связями внутри афганского общества, позволяющими людям из двух враждующих группировок, сцепившихся в борьбе за выживание, договориться, чтобы провернуть столь значительную сделку. Ареф признавал, что нам следует относиться к талибскому офицеру и его заявлениям с крайним подозрением, но он не был удивлен желанием этого человека предать свою сторону ради личной выгоды. В его мире это было то, что сделал бы любой умный человек, окажись он в проигрышной ситуации.
Под конец, я сказал Арефу, что хотел бы как можно скорее встретиться с ним, генералом Фахимом и доктором Абдуллой. Я пояснил, что получил позитивные новости из Вашингтона и хотел передать Северному альянсу денежные средства, предназначенные для конкретных целей, связанных с подготовкой к ведению боев с Талибаном.
Когда мы направились к воротам, чтобы попрощаться, Ареф сказал, что только что вспомнил – доктор Абдулла хотел встретиться со мной через два часа. Когда мы пожимали друг другу руки, Ареф сказал, что в полдень Мумтаз организует машину, чтобы отвезти меня к Абдулле.

Доктор Абдулла снова ждал нас с Риком на своей "вилле" в долине. На этот раз я внимательнее осмотрел дом: называть его виллой можно было с большой натяжкой. Это была небольшая одноэтажная постройка с островерхой крышей в западном стиле. Мне говорили, что перед зданием был двор с газоном и цветами, высаженными вокруг крытого крыльца. Однако, невзирая на явную запущенность, дом выглядел привлекательно и из него открывался хороший вид на реку Панджшер и долину. Абдулла встретил нас у входной двери, а затем рассадил в помещении, явно служащем гостиной. Там был диван, накрытый белым покрывалом, и четыре удобных кресла, а также большой письменный стол рядом с окнами, с пишущей машинкой и спутниковым телефоном "Турайя", аккуратно выложенным в пределах досягаемости от стоящего рядом со столом вращающегося кресла. Двуспальная кровать в углу комнаты также была накрыта белым покрывалом. Все было опрятно и аккуратно.
Неформальная беседа быстро превратилась в форум, на котором доктор Абдулла мог попрактиковаться в том, что, по его мнению, будет для него главной темой дискуссий в Вашингтоне. Он рассказал об истории джихада и о роли таджикских формирований Масуда в войне против Советов, затем перешел к обзору политических взглядов Масуда относительно будущего Афганистана. Абдулла вновь указал на негативное отношение Вашингтона к Северному альянсу, и подчеркнул, что рассматривает предстоящую поездку как возможность прояснить истину.
Мне было больно слышать, как этот джентльмен рассказывал о необходимости переговоров с высокопоставленными чиновниками в Вашингтоне. Во время самого раннего визита с Абдуллой встречался чиновник отдела Афганистана из Государственного департамента, а во время второй поездки он встретился с заместителем помощника секретаря по делам Афганистана. Оба были сотрудниками довольно низкого ранга. Теперь он ожидал встреч с госсекретарем и советником президента по национальной безопасности, так что его обращение будет иметь реальное влияние. Я ничего не сказал о негативной реакции, которую вызвало предложение о его визите. Но я знал, что поездка не состоится. ЦРУ может оказать сильное давление по вопросу о визите, но в конечном итоге это решение будет рассматриваться как политическое, и перевес будет в пользу взглядов Госдепартамента. Это был, однако, приятный разговор, со стимулирующим обменом мнениями о том, как может идти борьба с Талибаном. Я всегда был рад общению с доктором Абдуллой.
В поездку обратно в наше расположение мы с Риком отправились под низкими дождевыми облаками, которые принесло, пока мы были у Абдуллы. Ветер подхватывал и крутил клубы серо-коричневой пыли, и бил по машине, пока мы, подскакивая и раскачиваясь, катили по изрытой дороге. Первые потоки дождя превратили пыль на лобовом стекле в грязь. С приходом холодного фронта температура упала, и я начал немного подмерзать, когда влажный воздух просочился в автомобиль.
После долгого молчания Рик заговорил. "Мужик, ты уныло выглядишь. Что случилось? Я думал, что встреча прошла хорошо".
"Это так, но тут есть проблема. Он будет так разочарован, когда поездка не состоится. Просто еще один пример того, как мы даем им надежду, а потом не оправдываем ее".
"Ты действительно думаешь, что поездка не будет одобрена?"
Я обернулся, чтобы взглянуть на Рика и улыбнулся. "Ничего не выйдет, приятель. Все было выложено в той утренней телеграмме. Я знаю того парня – главного заместителя помощника секретаря по Афганистану и Пакистану. В годы джихада он одно время служил главным советником в Пешаваре. Затем, в конце 90-х, он был заместителем начальника миссии в посольстве в Исламабаде. Осенью 1997 года мы с ним ездили к Масуду в Талукан". Я посмотрел через боковое окно вниз, в долину. Мы находились на склоне холма, на высоте около двухсот футов, и падающий дождь лишь частично смывал грязь с лобового стекла. "Ему не нравятся таджики. Помнишь начало этого года, когда зашел разговор об оказании помощи Масуду, чтобы поддержать его в борьбе с талибами? Так вот, этот парень сопротивлялся оказанию какой-либо помощи Масуду. По его словам, нам нужно было только "позволить афганцам убивать афганцев", и мы ни насколько не приблизимся к достижению нашей задачи по захвату бен Ладена".
Сильный толчок жестко ударил меня об дверь, и я сморщился от боли в плече. "Единственная проблема с его тогдашним анализом заключалась в том, что время было на стороне Талибана. Они могли набирать силу при поддержке своих арабских друзей и пакистанцев. Масуд сражался в одиночку. Если бы Масуд был побежден, талибы овладели бы всем Афганистаном, и мы не были бы здесь, в долине, растрясая наши задницы в этом внедорожнике. Мы сидели бы в Ташкенте, пытаясь понять, куда засылать группы, чтобы сплотить сопротивление против талибов".

_________________
Amat Victoria Curam


Последний раз редактировалось Lis (G.S.) 06 окт 2017, 11:07, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Gary C. Schroen. First In
СообщениеДобавлено: 06 окт 2017, 10:36 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 04 май 2013, 21:23
Сообщений: 900
Команда: нет
Lis (G.S.) писал(а):
Я должен обеспечить Фахима деньгами ДЛЯ его боевых формирований

_________________
Изображение


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Gary C. Schroen. First In
СообщениеДобавлено: 08 окт 2017, 21:17 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 962
Команда: Grau Skorpionen
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ

17 октября мы получили из КТЦ известие о том, что все восемь членов команды "Альфа" были успешно высажены в районе южнее Мазари-Шарифа и, как и было запланировано, соединились с войсками генерала Дустума. Телеграмма была лаконичной и сжатой, но прочтение этих нескольких предложений вызвало у меня прилив адреналина. У нас появилась вторая группа "на земле" в северном Афганистане! План претворялся в жизнь.
"Альфа" летела на вертолете Сил спецопераций США, это было первое оперативное мероприятие вооруженных сил США здесь, на этом ТВД – еще один важный шаг вперед. Система связи "Альфы" была полной копией нашей, так что у нас будет защищенная двусторонняя связь с ними. Рик набросал короткую телеграмму для "Альфы", приветствуя их и запрашивая о возможной негативной реакции со стороны командира Атта. Он попросил их связаться с нами по защищенному голосовому каналу, как только позволят время и обстоятельства. Если с Атта завариваются проблемы, нам нужно знать об этом, прежде чем мы встретимся с генералом Фахимом этим утром.
Последние несколько дней погода продолжала портиться, по мере того, как зима начинала входить в свои права. Сообщали об обильных снегопадах в лежащих к северу от нас высокогорных районах хребта Гиндукуш, и Ян Мохаммед сказал, что в течение недели или около того перевал Анджуман станет непроходимым движения транспорта до конца весны следующего года. Температура тем утром заставила нас влезть в более теплую одежду, несмотря на синее небо над головой.
Эд и Грэг планировали вылететь на вертолете в Душанбе, чтобы забрать груз снабжения, которое мы запросили из штаб-квартиры примерно через неделю после нашего прибытия в долину. Тем же рейсом из США в Душанбе прибыла группа из трех человек, чтобы установить там временное присутствие ЦРУ. Их основной задачей будет поддержка нашей и других групп ЦРУ, работающих в северном Афганистане.
Насир, наш афганский пилот, воспользовался радиостанцией Северного альянса на посадочной площадке в Астанеш, чтобы связаться с метеорологом, жившим выше по долине, в виду Анджуманского перевала. Погода была ясной. Однако, поскольку она могла поменяться в любой момент, в воздухе витал дух спешки, когда летный экипаж готовился отбыть. Прямо перед тем, как они отправились к вертолету, я вручил Баку завернутую в алюминиевую фольгу пачку с 85000 долларов для передачи Рону, вновь прибывшему начальнику в Душанбе.
Из бесед с нашими афганскими хозяевами стало ясно, что в Душанбе можно достать более приличные подержанные автомобили. Рик телеграфировал Рону, чтобы тот приобрел три подержанных внедорожника "Тойота". Рон передаст их представителю Северного альянса, Амрулле Салеху для перегона к нам, в долину. Ян Мохаммед заверил нас, что 85000 долларов покроют стоимость трех машин, а также расходы на их перегон через горы. Мы могли лишь надеяться, что погода продержится достаточно долго, чтобы они перебрались через Анджуманский перевал до зимы. Возможно, они смогут найти и конвой с нашей автоцистерной. Ага, да.
Я раскрыл наш черный чемодан, и мы с Риком отсчитали и запаковали в общей сложности 1,7 миллиона долларов для передачи генералу Фахиму и доктору Абдулле на сегодняшней утренней встрече. Вкупе со вчерашним позитивным сообщением Кофера об активизации сил Северного альянса, я хотел сделать эту встречу знаменательной, такой, которая помогла бы стереть сомнения руководства СА по поводу искренности и заинтересованности правительства США. Из 1,7 миллиона 750000 предназначались для использования генералом Фахимом для приведения его сил в полную боевую готовность, а 250000 – для закупки гуманитарных товаров для гражданского населения из районов, прилегающих к зонам боевых действий. Это будет платой за их переселение в более безопасные тыловые районы в долине, а также за еду и зимнюю одежду.
Мне в особенности хотелось оказать отдельную денежную поддержку командиру Атта, чтобы помочь умерить его раздражение, связанное с заброской прошлой ночью к Дустуму команды "Альфа". Еще 250000 долларов были завернуты в отдельный пакет, и я крупными буквами написал на упаковке имя Атта. Я понятия не имел, будут ли деньги на самом деле переданы Атта, но я хотел бы четко продемонстрировать усилия ЦРУ по урегулированию отношений между Дустумом и Атта. Последние 450000 из 1,7 миллиона предназначались инженеру Арефу для повседневной деятельности его организации, а также за возможные взятки, призванные побудить командиров Талибана перебегать на сторону Северного альянса.
Я огляделся в поисках сумки для переноски денег, но нам пришлось остановиться на потрепанной, грязной картонной коробке. Потому как груз денег были очень тяжел, мы воспользовались клейкой лентой, чтобы усилить дно коробки.

Встреча проходила дальше по долине за Астанеш, в здании, бывшем для нас новым. Расположенная на склоне холма с открытым видом на реку Панджшер и холмы на востоке, постройка была впечатляющей, и, безусловно, достойной называться виллой. Она имела два этажа, с наружными стенами, сложенными из серых камней размером с баскетбольный мяч. Окружающая лужайка была такой же зеленой и подстриженной, как поле для гольфа, а деревья и кусты хорошо ухожены. Обстановка была удивительно современной, с новой мебелью в западном стиле, полами из блистающей плитки, усеянными разноцветными афганскими коврами, и со вкусом подобранными белыми шторами, закрывающими окна от пола до потолка. Дом принадлежал богатому афганскому бизнесмену, который бежал в Соединенные Штаты в начале 80-х годов. За годы боевых действий в долине здание было сильно повреждено. В знак благодарности за выдворение Советов из Афганистана в феврале 1989 года бизнесмен передал его Ахмад Шаху Масуду. Дом был полностью отремонтирован и служил VIP-пансионом для высокопоставленных лиц, посещавших долину. По иронии судьбы, двое арабских "журналистов", убивших Масуда, гостили в нем во время ожидания своего "интервью" с ним.
Я поднял потертую коробку и занес ее в дом. Когда мы вошли в зал, я мимоходом положил ее на стул прямо у двери. После обычного обмена рукопожатиями и приветствиями, мы расселись полукругом в удобных, мягких креслах. Генерал Фахим сидел рядом со мной, а инженер Ареф и доктор Абдулла по правую руку от него. Рик был слева от меня, а Мумтаз, призванный вести записи, рядом с ним. Как инициатор встречи, я был приглашен открыть обсуждение. Я быстро перешел к откровенному обзору событий, произошедших после прибытия моей группы в Панджшер. Я признал разочарование уровнем бомбардировочной кампании, особенно на кабульском фронте. Я также затронул некоторые другие оплошности, такие как первая, катастрофическая выброска гуманитарного продовольственного груза в Ходжа-Бахауддин.
Затем я отметил успехи, которые включали эффективную работу совместного разведпункта, которую вел инженер Ареф, и недавно построенный аэродром в Гульбахоре. Я заверил троих афганцев, что правительство США было заинтересованно в победе над Талибаном и отстранением его от власти с дальнейшим переносом борьбы на Аль-Каиду и бен Ладена.
Большую часть доклада я произнес, обращаясь непосредственно к генералу Фахиму, сосредоточив внимание на нем, встретив его неподвижный взгляд. Я сказал ему, что команда "Альфа" была успешно доставлена к генералу Дустуму поздним вечером 16 октября. Команда-А Сил спецопераций готова к развертыванию в Панджшере, как только будут устранены бюрократические проблемы с правительствами Узбекистана и Таджикистана. Это было ясное, позитивное свидетельство того, что Соединенные Штаты заинтересованы в поражении наших врагов. Я сказал ему, что принес на эту встречу крупную сумму денег для Северного альянса. Мы хотели, чтобы у генерала Фахима были финансовые средства для приведения своих сил в полную боевую готовность, и обеспечения необходимой помощи гражданскому населению и командирам СА в северо-западных районах за пределами Панджшера.
Я указал на картонную коробку на стуле у двери и сказал, что в ней находится 1,7 миллиона долларов. Глаза всех присутствующих в комнате обратились к ней, и я мог сказать, что сумма произвела впечатление на наших афганских хозяев. Я прокомментировал разбивку денежных средств, определив суммы, предназначенные мною для конкретных целей: военных приготовлений, гуманитарной помощи и разведывательных операций. Затем я сосредоточился на деньгах для командира Атта. Я сказал, что я понимаю, что отправка группы ЦРУ к генералу Дустуму не было решением, сыскавшим популярность у руководства СА, и уж точно не у Атта. Я упомянул о военной силе и влиянии Атта в районе Мазари Шарифа, но признал, что именно устоявшиеся связи ЦРУ с Дустумом позволили команде "Альфа" быстро и безопасно оказаться на месте. Мы хотели бы установить прямой контакт с Атта и его силами, как только позволят обстоятельства. В то же время 250000 долларов, которые я выделил для Атта, были символом нашей искренности в желании справедливого ведения дел со всеми значимыми полевыми командирами в западных районах. Я надеялся, что генерал Фахим сообщит об этом командиру Атта и проследит, чтобы он получил деньги как можно скорее.
Фахим ответил, искренне поблагодарив меня за денежные средства. Он сказал, что они обеспокоены поднятыми мною проблемами, в особенности отсутствием результативности бомбардировок. То, что правительство США продвигалось вперед в своих планах вступить в битву с Талибаном, было хорошей новостью. Он подчеркнул, что ключом к успеху в этой битве будут не авиация и бомбардировки, а войска Северного альянса, сражающиеся и побеждающие талибов и арабские силы на земле. Он сказал, что позже свяжется с командиром Атта и передаст мои заверения о поддержке. Он сказал, что хотел бы обсудить с Атта текущую ситуацию теперь, когда группа ЦРУ присоединилась к Дустуму.
Следующим говорил доктор Абдулла, также поблагодарив меня за деньги. Он коснулся некоторых из тех же тем, что и генерал. По его словам, он понимает, что шаг по объединению с Дустумом был с нашей стороны целесообразностью – он сделал паузу, сопровождавшуюся легкой улыбкой – а не политическим решением. Деньги на гуманитарную помощь для гражданского населения в прифронтовых районах будут очень кстати, и этот жест будет хорошо воспринят руководством СА. Он сказал, что его запланированный визит в Соединенные Штаты поможет сгладить любые разногласия относительно того, как лучше всего продолжать эту борьбу. Я не комментировал.
Я поставил вопрос об униформе ODA-555. Я напомнил всем присутствующим, насколько важен этот вопрос для Соединенных Штатов. Это были американские солдаты, пришедшие сражаться с общим врагом, стоя бок обок с Северным альянсом. Они не должны быть в гражданской одежде.
И вновь доктор Абдулла и Ареф обменялись озабоченными взглядами, и доктор Абдулла вмешался, едва я закончил. Выступая по-английски, он сказал, что это щекотливый вопрос для руководства Северного альянса, и хотя генерал Фахим был тверд в своей позиции, этот вопрос еще не получил окончательного решения в руководящих кругах. Доктор Абдулла продолжит обсуждение с этими людьми и, возможно, их мнение изменится. Затем он быстро перевел сказанное им на дари для генерала Фахима. Мой дари был достаточно хорош, чтобы я понимал сказанное доктором Абдуллой. Он ничего не сказал о продолжении дискуссии или предпринятии попыток изменить мнение. Мумтаз, переводивший с дари до этого, сидел молча, пока говорил доктор Абдулла.
При этом встреча завершилась, и после теплого прощания мы с Риком были отправлены обратно. Пока Мумтаз сопровождал нас к нашей машине, я был уверен, что генерал Фахим, доктор Абдулла и Ареф были заняты пересчетом денег. Несмотря на их первоначальное распределение, у меня не было никаких иллюзий относительно того, кто будет принимать окончательное решение о фактическом разделе средств, когда придет время тратить деньги. Моей единственная надежда заключалась в том, что генерал Фахим проследит, чтобы командир Атта получил 250000 долларов. Я не хотел, чтобы Атта и Дустум стреляли друг по другу – и уж точно не с командой "Альфа" могущей оказаться посреди этого.

После обеда мы узнали, что наш вертолет прилетел из Душанбе в Ходжа-Бахауддин, и забрал Мюррея и Брэда, однако был вынужден вернуться в Душанбе по причине плохой погоды на высокогорных перевалах. Наши люди переночуют в Душанбе и попытаются снова на следующее утро. За исключением этих новостей, остальная часть дня и ранний вечер прошли ненапряжно, и я был оптимистичен относительно развития событий дня. Я написал телеграмму с описанием нашей встречи и коснулся влияния, оказанного на наших афганских коллег передачей денег. Я особо упомянул утверждение доктора Абдуллы, что вопрос о форме все еще в стадии обсуждения. Дела шли в гору, и я собирался после ужина пообщаться с Риком за сигарой в патио. Мне стоило бы быть более догадливым.
Почти в 20.00 нам позвонили по защищенной линии из КТЦ. Можем ли мы попытаться связаться с полковником Малхолландом и получить подтверждение, что этим вечером он начинает заброску ODA-555? Ранее с КТЦ связался CENTCOM, сообщив новость о том, что полковник Малхолланд продолжает планировать вывод группы, но они не смогли связаться с оперативной группой "Кинжал", чтобы получить подтверждение. КТЦ оказался не более удачлив.
Я стоял, ошеломленно слушая эти известия. Эта попытка высадки никоим образом не была скоординирована с моей группой, и в данный момент мы были не готовы к приему прибывающей Команды-А. КТЦ подтвердил, что ни правительство Узбекистана, ни таджикское правительство не давали разрешения на пролет. Из предыдущего обсуждения планов с оперативной группой "Кинжал" мы знали, что ODA-555 вылетит на двух вертолетах MH-53 "Пейв Лоу". Теперь им предстоит без предупреждения пролететь через границы этих государств, оба из которых оснащены превосходными советскими зенитными ракетными комплексами "воздух-воздух". Они столкнутся с ужасной погодой на высоте над горами Гиндукуша – факт, который мы могли подтвердить, поскольку наш собственный вертолет сегодня был вынужден вернуться в Душанбе из-за тех же погодных условий. Вылет без координации будет означать, что площадка приземления не будет обозначена, и вокруг нее не будет установленного силами Северного альянса периметра безопасности, призванного удерживать вовне всех любопытствующих (и потенциально опасных) личностей. Также там не будет персонала ЦРУ, с которым можно будет вступить в контакт, и который проведет ODA к ожидающему ее транспорту.
Это была зарождающаяся катастрофа. Решение об односторонней, совершенно несогласованной попытке ночной высадки ODA-555 было настолько опрометчивым и безрассудным, что казалось невероятным. Катастрофическая авария, в результате которой члены этой Команды-А погибли бы или были ранены, может иметь серьезные негативные последствия для того, как американские военные будут вести эту войну. Но, как бы то ни было, в настоящее время в воздухе находятся два вертолета, несущие солдат американских Сил спецопераций по опасному маршруту, и обеспечение их безопасности было нашей первоочередной задачей.
Рик взялся за радио, вызвал по защищенному каналу оперативную группу "Кинжал" на авиабазе Карши-Ханабад и каким-то образом смог связаться с ними. Нет, мы не можем связать вас с полковником Малхолландом, но, да, мы можем подтвердить, что ODA-555 вылетела на двух вертолетах MH-53 "Пейв Лоу" и направляется в Панджшерскую долину. Предполагаемое время приземления в долине – сегодня вечером в 22.00. У нас оставалось меньше двух часов на организацию их приема на месте.
Я постучал в дверь Мумтаза и нарушил его планы на вечер известием о том, что Команда-А в воздухе и направляется в долину. Я попросил его собрать необходимое количество транспорта для встречи команды, достаточное для перевозки двенадцати новоприбывших и, по моим прикидкам, почти двух тысяч фунтов снаряжения и оборудования. Мумтаз сказал, что предоставит заниматься этим Яну Мохаммеду, в то время как он проинформирует инженера Арефа о таком развитии событий и попросит его организовать обеспечение безопасности на посадочной площадке и вокруг нее. В окрестных холмах находится множество кишлаков, и ночная посадка двух вертолетов, вне всякого сомнения, вызовет любопытство. Необходимо приложить все усилия к тому, чтобы высаживающаяся из вертолетов Команда-А не попала под дружественный огонь или атаку сторонников Талибана.
Рик собрал группу встречающих, и было решено, что он будет отвечать за обозначение площадки приземления. Мы предположили, что прибывающие вертолеты приземлятся на нашем "аэродроме" в Астанеш – в ходе предшествующих обсуждений планов наши пилоты дали летчикам Сил спецопераций его координаты вкупе с советами о наилучших подходах к площадке приземления. Док, держа наготове свой комплект для экстренной медицинской помощи, будет в составе команды встречающих на площадке приземления. Рик возглавит команду, а я буду на связи вместе с Паппи. Команда Рика ввалилась в два русских внедорожника и унеслась в ночь.
Я уселся в относительной тишине и спокойствии большой рабочей комнаты, глядя, как Паппи принимает входящие телеграммы из штаб-квартиры и дожидаясь ответа от оперативной группы "Кинжал" с дополнительными данными о положении дел с перелетом. Я мог думать лишь о том, насколько провально складывается ситуация. Я рассматривал все возможные политические последствия этого глупого, нескоординированного мероприятия, и какие отрицательные последствия и ущерб эти действия могут повлечь для усилий правительства США нанести удар по Аль-Каиде. Но все эти соображения становились несущественными, когда я задумывался о ненужном риске, которому эта операция подвергала личный состав ODA-555 и экипажи двух вертолетов "Пейв Лоу".
Рик связался со мной по своей портативной КВ-радиостанции, сообщая о том, что площадка приземления обозначена огнями, и прибыл Мумтаз с множеством внедорожников и пикапов "Тойота". Инженер Ареф отдал местному полевому командиру, отвечающему за данный участок долины, приказ поднять силы безопасности для защиты посадочной площадки. Мы подготовились, как только могли.
Незадолго до 22.00 от оперативной группы "Кинжал" поступило сообщение о том, что вертолеты попали в плохую погоду, с сильным ветром и обледенением. Они собираются продолжать полет, но это выглядело не слишком обнадеживающе, если погода не изменится в ближайшее время. Я сообщил эти новости Рику и принялся ждать дальнейшего развития событий.
Наконец, в 22.45 "Кинжал" сообщил, что вылет прерван из-за погодных условий, и оба два "Пейв Лоу" возвращаются на базу. Я был рад слышать это. Я поблагодарил радиооператора и попросил его передать полковнику Малхолланду, чтобы он связался со мной утром для обсуждения событий этого задания. Я был зол на Малхолланда и полагал, что его решение высадить ODA-555 без какой-либо координации было безрассудным и опрометчивым. В тот вечер нам удалось увернуться от пуль, особенно солдатам в тех вертолетах, но штука была в том, что это были пули, которые вообще не должны были быть выпущены.
Я связался с Риком и сказал, чтобы он снимал сигнальные огни и вез парней домой. Я попросил его сообщить Мумтазу, что завтра я постараюсь объяснить инженеру Арефу случившееся сегодня вечером, и рассказать, почему попытка высадки была нескоординирована. Я не радовался предстоящей встрече.

_________________
Amat Victoria Curam


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Gary C. Schroen. First In
СообщениеДобавлено: 09 окт 2017, 12:59 

Зарегистрирован: 25 янв 2015, 15:12
Сообщений: 103
Команда: Нет
И опять правая рука не ведает, что творит левая.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Gary C. Schroen. First In
СообщениеДобавлено: 09 окт 2017, 23:19 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 962
Команда: Grau Skorpionen
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ

На следующее утро я был готов к тому, что инженер Ареф появится с рассветом, чтобы потребовать объяснений по поводу закосяченной попытки высадки предыдущим вечером, но от него не было ничего слышно, даже когда время начало близиться к полудню. Это беспокоило меня даже больше, чем если бы его гневный визит состоялся. Погода в горах была по-прежнему плохой, и наш экипаж связался с нами по радио, сказав, что они будут наблюдать за погодными условиями из аэропорта Душанбе. Они свяжутся с нами, если погода поменяется. Однако выглядело вероятным, что наш вертолет окажется прикованным к земле в Душанбе как минимум еще на день.
Накануне вечером, Рик подал идею взять Стэна и Дока на авиабазу Баграм, и остаться там на ночь в разведотделе генерала Бисмуллы Хана. Они смогут ощутить их моральный дух, непосредственно оценить воздействие бомбардировок на полевые позиции Талибана и проверить, пущены ли уже в ход наши сделанные накануне денежные вливания.
После их отбытия я отправил ряд телеграмм в штаб-квартиру с копиями в CENTCOM, в Тампу, детально описав события, связанные с прерванной высадкой. Я старался быть бесстрастным и откровенным. Я не мог оценить степень влияния этих событий на руководство Северного альянса, но мог предположить, что оно был отрицательным.
Незадолго до полудня зашел Мумтаз, чтобы сообщить, что инженер Ареф встретится со мной этим вечером, около 19.30. Я сказал Мумтазу, что наш вертолет находится в Душанбе, застряв там из-за погоды, однако кое-что из оснащения для проведения специальных операций, запрошенного нами для использования Арефом против бен Ладена и других лидеров Аль-Каиды, включая пистолеты-пулеметы и пистолеты с глушителями, прибыло в Душанбе и будет в вертолете, когда он, наконец, вернется. Я хотел предоставить Арефу немного хороших новостей, прежде чем увижусь с ним этим вечером.
После обеда я совершил долгую прогулку с Яном Мохаммедом по дороге, ведущей вдоль долины на север. Хотя погода была пасмурной и прохладной, день был тихим и приятным. Река Панджшер протекала прямо рядом с дорогой. Берег окаймляли маленькие деревца и кусты, течение было медленным, а сама река в этом месте мелководной. За поворотом дороги, скрывшим от наших глаз оставшийся позади кишлак Барак, на реке была естественная запруда около пяти ярдов шириной, образованная линией деревьев и кустов, растущих на узкой косе, идущей параллельно берегу. В нем плавали деревянные чучела уток, заякоренные шнурами, привязанными к камням. Это была прекрасная картина, тихая и незамысловатая, и мы постояли там вдвоем, тихо разговаривая на дари об утиной охоте и том, как жизнь в долине медленно возвращается в нормальное русло после стольких лет войны и разрушений.
Мы пошли дальше и миновали еще один поворот дороги. Там на восточном берегу реки, впереди и напротив нас, находился лагерь, состоящий из двух среднего размера одноэтажных глинобитных построек с ровной открытой площадкой около десяти квадратных ярдов перед зданиями. Комплекс был полностью огорожен высоким забором из колючей проволоки, прерванным единственными большими воротами, обеспечивающими доступ на территорию. Третья постройка из аналогичного материала располагалась с внешней стороны рядом с воротами. Ян Мохаммед пояснил, что это тюрьма, где Северный альянс содержит плененных верховных мулл талибов. Он сказал, что в настоящее время их там около тридцати. Когда мы подошли ближе, я разглядел четыре или пять фигур в длинных халатах, стоящих возле передней стены одного из находящихся на огороженной территории зданий.
"Они занимаются уборкой лагеря", объяснил Ян Мохаммед. "Они должны работать каждый день, если хотят есть". Я мог видеть двоих солдат, несущих охрану с внешней стороны забора, и АК-47 на их плечах.
Ян Мохаммед сказал мне, что руководство талибов точно знает, кто здесь содержится, и где именно находится лагерь. Муллы не подвергались жестокому обращению, но условия проживания были для них "тяжелыми". Они являются чем-то вроде страхового полиса, пояснил он, потому что это очень влиятельные муллы, и "хорошее" обращение, с которым они тут сталкиваются, в какой-то степени помогает удерживать талибов от более жестоких эксцессов в отношении пленных из числа Северного альянса, удерживаемых в тюрьмах Талибана.
На обратном пути в наше расположение мы вновь прошли мимо тюрьмы с муллами и увидели группу из десяти или около того мулл, что-то роющих в углу лагеря. На этот раз я заметил, что ни в одном из двух зданий нет окон, только три или четырех небольших щели в верхней части передней стены, пропускающих, как мне думается, некоторое количество света и воздуха. Жизнь для них и в самом деле была "тяжелой".

В начале дня с нами связалась команда "Альфа". Я поговорил с Эр-Джеем, и он был рад тому, как Дустум принял его группу. По всей видимости, силы Дустума большей частью передвигались верхом, и "Альфа" теперь могла официально считать себя кавалерией. Проблема заключалась не в езде на лошадях, которые были несколько мельче, чем средняя американская лошадь, а в седлах и других элементах упряжи, используемой афганцами. Седла были маленькими, сделанными из тонкой кожи, и не имели высокой задней луки, которая была у американских седел. Еще более беспокоящим было то, что стремена были слишком малы для крупных ног американцев. Им как-то удавалось справляться, однако Эр-Джей сказал, что они в тот же день отправили сообщение в штаб-квартиру с просьбой в первую очередь прислать американские седла и упряжь западного образца.
Эр-Джей сказал, что командир Атта был более чем огорчен тем, что "Альфа" разместилась у Дустума. Дустум заверил Эр-Джея, что между ним и Атта все уладится, и это лишь часть их давнего соперничества. Эр-Джей также отправил запрос на выброску в ближайшие нескольких дней груза вооружения и боеприпасов для сил Дустума. Десантирование будет производиться на точку, определенную и обозначенную "Альфой", что означало, что весь груз попадет непосредственно к Дустуму. Я высказал Эр-Джею предположение, что эта выброска может оказаться событием, которое приведет к обострению отношения между двумя полевыми командирами, и "Альфа" окажется между двух огней. В то же время, я заверил Эр-Джея, что надавлю на генерала Фахима, чтобы тот успокоил Атта и подчеркнул необходимость действовать совместно с Дустумом.

Примерно в четыре часа дня мы несколько раз связывались с полковником Малхолландом, чтобы обсудить неудачную высадку накануне вечером и составить планы, направленные на успех следующей попытки. Он согласился с тем, что ему следовало согласовать свои планы с моей группой для обеспечения безопасного приема, однако остался непреклонен, заявив, что получил от CENTCOM добро на высадку ODA-555, когда и как он сочтет нужным. Препираться с ним было бессмысленно.
Малхолланд сказал, что хотел бы высадить Команду-А этим вечером, но прогноз погоды для района над горами был хуже, чем в предыдущий вечер. На следующую ночь, 19 октября, он выглядел получше, и он сказал, что проинформирует CENTCOM, что она будет точной датой следующей операции по высадке. Я попросил держать мою группу в курсе и чтобы его пилоты связались завтра с Эдом и Грэгом, когда те вернутся из Душанбе.

Едва мы сели обедать, прибыл Мумтаз, сообщивший, что инженер Ареф не сможет провести намеченную на этот вечер встречу. Он также будет недоступен весь следующий день: это был 40-й день с момента смерти Масуда, и большую часть дня на месте его захоронения будут проводиться церемонии и молитвы. Я понимал, что Мумтаз искренен в отношении значимости соблюдения 40-го дня – это важный этап в исламском траурном цикле. Тем не менее, я не мог не думать, что отмена Арефом нашей запланированной встречи была с его стороны способом продемонстрировать гнев в отношении событий прошлой ночи, связанных с Командой-А.
Это был тихий вечер, только четверо из нас возились в рабочей комнате. На улице было ветрено и холодно. Я отправился спать довольно рано. Около полуночи я проснулся, разбуженный большим грузовиком, приехавшим на расположенный рядом с нашим комплексом склад боеприпасов. В течение следующего часа или около того раздавался непрерывный грохот грубо перемещаемых тяжелых ящиков. Это звучало достаточно тревожно, однако к концу этого времени шум сменился лязгом швыряемых тяжелых металлических предметов. Я выглянул в окно и увидел нескольких солдат, перетаскивающих нечто похожее на 122-мм ракеты с места их хранения в кузов грузовика, где их бесцеремонно ворочали и скидывали в кучу. Я ничего не мог поделать, кроме как отправиться обратно в койку. Если боеприпасы на складе взорвутся, я все равно так и не узнаю об этом. Так что я крепко проспал весь остаток той ночи.

_________________
Amat Victoria Curam


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Gary C. Schroen. First In
СообщениеДобавлено: 11 окт 2017, 00:23 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 962
Команда: Grau Skorpionen
ЧАСТЬ ВОСЬМАЯ
КОМАНДЫ-А ВВЕДЕНЫ

19-23 октября 2001 года

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ


Утро 19 октября началось с хороших новостей. Телеграмма из КТЦ известила нас, что по какой-то причине – то ли из-за давления со стороны русских, то ли успеха высадки американскими военными в ночь на 16 октября команды "Альфа", а может просто благодаря мастерству старших должностных лиц администрации США в выкручивании рук другим высокопоставленным должностным лицам – правительства Узбекистана и Таджикистана официально предоставили разрешение на пролет для высадки ODA-555. Если позволит погода, Команда-А вылетит сегодня вечером.
Затем мы получили по радио сообщение из Душанбе от нашего экипажа о том, что погода над горами была ясной, и они готовятся к вылету в 08.00. В этом случае они вернутся в долину примерно в половине десятого. Рик, Стэн и Док еще не вернулись из своего ночного визита на авиабазу Баграм, так что я воспользовался этим чтобы прогуляться и сообщить Мумтазу о времени прибытия нашего вертолета и о подтверждении прибытия Команды-А этим вечером – конкретное время будет определено позже. Я извинился за то, что это может нарушить планы Мумтаза на участие в церемонии сороковин, однако он хорошо воспринял эту новость. Он сказал, что перед тем как отправиться на церемонию, он позаботится о том, чтобы транспортные средства были вечером на посадочной площадке, и займется организацией приема Команды-А, позже, когда вернется.
Не встретившись вчера с инженером Арефом, я предполагал, что Северный альянс по-прежнему твердо стоит на решении о том, что по прибытии Команда-А должна быть одета в гражданскую одежду. По реакции полковника Малхолланд во время вчерашних радиопереговоров я понял, что он планирует отправить своих людей в форме. Из-за церемоний, связанных с сороковинами, мы вряд ли сможем увидеться сегодня с кем-либо из высшего руководства СА. Я не стану поднимать этот вопрос. ODA прибудет, в форме или нет, а там посмотрим, что будет дальше.
Шум подъезжающих грузовиков, привезших Мюррея, Брэда и большую часть груза из вертолета, привел нас к воротам комплекса. Мюррей был возбужден и широко улыбался.
"Гэри, представь, что у меня есть?" спросил он, подходя ко мне.
"Еще десять миллионов долларов?"
"Нет, нет, кое-что получше", ответил он, смеясь. "У меня сто фунтов кофе из "Старбакса"!
Я был в восторге от его заявления, но не мог понять, как в штаб-квартире додумались отправить нам кофе.
"Не помнишь? В тот большой запрос на пополнение запасов, что мы отправили, Крис вписал сотню фунтов "Старбакса" и Библию. Мы все посмеялись, но, эгегей, вот они! Они отправили две гейзерных кофеварки, которые он просил. И, о да, Библия тоже здесь".
Брэд вытащил две большие старбаксовские сумки, каждая из которых была наполнена однофунтовыми упаковками молотого кофе. В кузове пикапа было еще две таких сумки. Мы все стояли, разинув рты. Через полчаса мы снимали первую пробу свежесваренного старбаксовского кофе. Мы показали Яну Мохаммеду, как работают "старомодные" гейзерные кофеварки, и какое количество кофе нужно использовать. Позже в тот же день он установил на широком подоконнике снаружи кухни двухконфорочную керосиновую плиту и поставил молодого афганца из числа обслуги управляться с кофейниками. Это место стало нашей "кофейней" и Ян Мохаммед был горд тем, что оно содержалось в чистоте. Он следил за тем, чтобы каждый день, по крайней мере, один кофейник был полон и готов к употреблению до самого позднего вечера. Это замечательным образом подняло наш моральный дух, и первая чашка утреннего кофе стала тем, чего мы все с нетерпением ждали.
Я так и не узнал, читал ли на самом деле Крис ту Библию, что он попросил, но это было проявлением заботы со стороны снабженческого персонала КТЦ, предпринявшего дополнительные усилия, чтобы приобрести ее и отправить ему.

_________________
Amat Victoria Curam


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Gary C. Schroen. First In
СообщениеДобавлено: 09 ноя 2017, 12:03 

Зарегистрирован: 25 янв 2015, 15:12
Сообщений: 103
Команда: Нет
Lis (G.S.), спасибо большое!
Я так понимаю, это конец книги?


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Gary C. Schroen. First In
СообщениеДобавлено: 09 ноя 2017, 22:46 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 962
Команда: Grau Skorpionen
manuelle писал(а):
Я так понимаю, это конец книги?


Конечно же нет! Просто некоторое время было не до этого. А теперь вот, пожалте вам:

ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ

Рик, Стэн и Док вернулись с Кабульского фронта вскоре после полудня и рассказали, что час назад, когда они проезжали там, вершина холма, где находилась могила Командира Масуда, была забита скорбящими. Мне хотелось бы, чтобы мы могли присутствовать на церемонии, но мы не были приглашены, и мне не хотелось вторгаться в то, что, как я был уверен, было для наших афганских хозяев эмоционально трудным временем. Наше присутствие на церемонии смущало бы их, и я чувствовал, что это время приватного траура для тех, кто жил и сражался вместе с Командиром.
Вскоре была найдена стоящая на подоконнике старбаксовская кофеварка, и Рик со Стэном и Доком, наслаждаясь первыми чашечками, столпились вокруг кофейника, как будто беспокоясь о том, чтобы он не исчез, прежде чем они смогут получить по второй.
Мумтаз вернулся в расположение около четырех пополудни. Он был мрачен и подавлен, и сказал, что церемония, посвященная Командиру Масуду, была очень трогательна. Я видел, что он плакал, и понял, что для него это был трудный день. Я сказал ему, что погода в горах хорошая, и наш вертолет благополучно вернулся из Душанбе. Мы ожидаем, что Команда-А прибудет, как запланировано, этим вечером. Мумтаз сказал, что он свяжется для проверки с метеорологическим постом у Анджуманского перевала, и убедится, что предназначенные для сегодняшней ночной операции водители и транспортные средства предупреждены и находятся в готовности.
В 18.00 мы связались с оперативной группой "Кинжал" на авиабазе Карши-Ханабад, и Рик переговорил с полковником Малхолландом. Прогноз погоды на этот вечер был хорошим, хотя имелся риск обледенения на больших высотах. "Трайпл Никл" был готов к работе. Одиннадцать членов группы будут высажены с помощью двух вертолетов MH-53 "Пейв Лоу". Посадка в Астанеше была запланирована на десять вечера. Эд и Грэг присутствовали при этом и провели десять минут или около того на телефоне с пилотами "Пейв Лоу", обсуждая маршрут полета, систему световых обозначений и координаты площадки приземления.

Пришел Ян Мохаммед и попросил меня с Риком посетить второй "надежный дом"*, который он приготовил для Команды-А. Он находился примерно в пятистах футах от нашего расположения, на краю кишлака Барак. Это была настоящая резиденция с высокой глинобитной стеной, окружающей три маленьких, одноэтажных здания со стенами из того же материала. В первых двух постройках было несколько комнат, каждая из которых была чистой и хорошо освещенной. Полы были земляными, покрытыми новыми коврами из грубого войлока. В третьем здании находилась уборная (бетонный пол с отверстием в одном из углов и стоящим рядом большим кувшином с водой для подмывания) и небольшое пространство, служащее кухней.
Ян Мохаммед отрядил троих молодых человек на работу по мытью и подметанию, и заверил нас, что место будет готово к приему наших гостей задолго до того, как они прибудут в долину. Он сказал, что у него будет горячая еда с чаем и кофе для солдат, готовая, как только они доберутся до расположения.
Когда мы с Риком шли обратно в наше расположение, я заметил, что новый "надежный дом" был примерно так же близко от склада боеприпасов, как и наше расположение. "Полагаю, что Ян Мохаммед хочет быть уверен, что если боеприпасы взорвутся, то прихлопнут нас всех" – прокомментировал Рик. В моих ушах все еще стоял лязг 122-мм ракет, что перекидывали там несколькими ночами ранее.

Де-факто в Астанеше было две посадочных площадки. На верхней можно было легко принять два вертолета одновременно. Вторая, меньшая площадка располагалась немного ниже по склону от первой, на ровном участке ближе к реке. У Северного альянса было два вертолета Ми-17, располагавшихся на нижней площадке, и мы переместили наш вертолет вниз, к ним, освободив верхнюю площадку для предстоящих этой ночью летных операций. Вертолеты, доставляющие Команду-А, должны были подходить, следуя прямо на юг, вдоль речной долины, фактически пролетая мимо Барака, затем повернуть налево вдоль изгиба реки, после которого долина изрядно расширялась. Обозначающие площадку приземления огни будут хорошо видны пилотам прибывающих вертолетов в течение нескольких минут, когда они будут выполнять окончательный заход на посадку. Рик будет отвечать за обозначение посадочной площадки. Док вновь будет наготове со своим медицинским комплектом экстренной помощи. Крис, действуя в тесной связи с Мумтазом, позаботится о том, чтобы все транспортные средства и водители находились на месте, а снаряжение Команды-А погружено быстро и четко. Мюррей со Стэном также хотели участвовать, равно как и я, однако в машинах и без того было мало места, так что им пришлось остаться в расположении вместе со мной и остальными членами группы.
К 21.00 наша группа встречающих была на месте, а зона приземления – обозначена. Рик вышел на связь по ВЧ рации и доложил, что Мумтаз находится на месте вместе с транспортом – четырьмя пикапами Тойота Хайлюкс и четырьмя другими внедорожниками. Примерно в половине девятого Мюррей, Стэн и я, взяв очки ночного видения, поднялись на крышу нашего здания, чтобы наблюдать за вертолетами, когда они будут пролетать мимо по пути к посадочной площадке. Вечер был тихий, не такой холодный, как два предыдущих, небо было ясным. Луна начинала расти, и окружающего света было достаточно, чтобы максимально использовать возможности ПНВ. Лучшую ночь для пилотов прибывающих вертолетов было сложно представить.
В 22.10 мы с Риком обменялись сообщениями, чтобы уточнить статус прибывающих вертолетов. Последнее сообщение от оперативной группы "Кинжал" поступило в 21.45, и в нем сообщалось, что перелет несколько отстает от графика из-за сильного встречного ветра и небольшого обледенения. Все, что нам оставалось, это стоять и ждать.
Затем, в 22.20 мы услышали с севера ритмичный звук лопастей винтов двух вертолетов. Они летели низко, и по звуку мы поняли, что они идут прямо по середине долины, следуя течению реки. Я был на связи с Риком, когда два вертолета с выключенными огнями проревели над нами, следуя на высоте около ста пятидесяти футов. Они быстро миновали наше местоположение и двигались вдоль уходящего налево большого изгиба долины сразу за кишлаком. Им оставалось пролететь еще милю, чтобы добраться до посадочной площадки. Однако едва они обогнули изгиб долины, звук их двигателей изменился. Было ясно, что они сбрасывают скорость и собираются зависнуть. Мюррей напряженно вглядывался в долину. "Они готовятся к посадке", сказал он. "Должно быть, они думают, что находятся на точке приземления, но они не долетели милю, а то и больше!" Звук вновь поменялся. "Ох, черт, они садятся! Они все напортачили!"
Рик вышел на связь, сообщив, что им видна долина и два "Пейв Лоу" приземлились в ней. Потом, почти сразу же, один из вертолетов взлетел и направился прочь от другого. Пока Рик докладывал нам о происходящем, второй вертолет пролетел над чем-то выглядящим как невысокий холмом, а затем, похоже, приземлился. Последовала пауза продолжительностью около минуты, а затем мы все услышали, как два вертолета взлетели, рев двигателей нарастал. С нашей крыши мы могли видеть оба борта, идущие обратно в нашем направлении и набравшие высоту около трехсот футов, когда они пронеслись мимо нас вверх по долине в северном направлении. По какой-то причине они промахнулись мимо посадочной площадки и, по-видимому, высадили "Трайпл Никл" в двух разных точках. Из шуршащего радио послышался голос Рика. "Мы выдвинемся отсюда, чтобы попытаться найти группу. Они разделены, та вторая "птичка" выбросила свою группу далеко на восточной стороне долины".
Я ответил Рику, что Мюррей, Стэн и пойдем пешком, и тоже будем искать их. "Судя по звукам, мы, вероятно, ближе к первой группе, чем вы. Увидимся там". Мы сбежали вниз по лестнице, похватали фонари, и направились в кишлак, по дороге, ведущей в Астанеш. Мы двигались быстро, едва не срываясь на бег, и задавались одними и теми же риторическими вопросами. "Как эти парни пропустили площадку приземления? Это не была самостоятельно обеспечиваемая посадка, и у нас горели посадочные огни. Они должны были увидеть их за две мили. Почему вертолеты разделили группу? Даже если они поняли, что приземлились не на той точке и все равно решили выбросить группу, почему бы не высадить их вместе?"
Примерно в полумиле за кишлаком дорога уходила вниз и шла рядом с рекой. Между дорогой и фактическим руслом реки было несколько небольших, отдельных, мелких канав и Мюррей двинулся через этот низменный, сырой участок, чтобы добраться до того места, где, как мы полагали, приземлился первый вертолет. Мы видели фонари впереди к востоку, там, где местность на другой стороне реки поднималась, превращаясь в небольшие холмы. Этот район был лесистым, с многочисленными кустами, и нам показалось, что там движется несколько фонарей. "Должно быть, это группа", сказал Мюррей. "Они знают, что их высадили не в том месте, и пытаются сигналить нам". Он сорвался на бег, с плеском пересекая канавы, направляясь к фонарям.
Мы со Стэном старались держаться за ним, но Мюррей действительно бежал. Фонари двигались в нашу сторону, и Мюррей крикнул: "Американцы. Эй, мы американцы. Эй!" Когда он добрался до берега реки, мы были в двадцати ярдах позади Мюррея. Течение здесь было быстрым, и в темноте было невозможно судить о глубине. Мюррей, не замедляя шага, резко оттолкнулся и плашмя нырнул в ледяной поток. Он плыл яростно, и вода в темноте шла белой пеной. Мы со Стэном остановились, наблюдая эту сцену. В этом месте река была широкой, но справа от нас сужалась, и Стэн увидел в том месте несколько камней, тянущихся поперек реки. Мы направились к ним.
Мюррей добрался до другой стороны реки и обнаружил, что столкнулся с раскисшим четырехфутовым обрывом. Он пробрался сквозь заросли на краю реки, а затем, вбивая ноги, вскарабкался по скользкому берегу наверх. Когда Мюррей выпрямился, фонари были не более чем в десяти ярдах, светя на него. "Эй, американцы! Я американец, и здесь, чтобы встретить вас. Эй, почему вы не отвечаете?"
Фигуры, держащие фонари, приблизились, и Мюррей смог, наконец, разглядеть, что это были не солдаты Сил спецопераций США, а около десятка оборванных афганских крестьян, вышедших в ночь посмотреть, из-за чего вся эта суета. Мюррей появился перед ними покрытый грязью, насквозь мокрый, с прилипшими к голове волосами и кричащий на иностранном языке. Они, должно быть, подумали, что это пришелец из космоса. К счастью, они не были вооружены.
Мы со Стэном переправились через реку по камням, не замочив ног. Мы слышали, что Мюррей находится слева от нас. Справа от нас появились подпрыгивающие фары нескольких машин, и мы опознали нашу группу встречи, мечущуюся в поисках Команды-А. Машины свернули в сторону, и мы потрусили к ним. Каким-то образом Мюррей добрался до места первым, и там, на прогалине, находилась половина "Трайпл Найкла". Они сложили свое снаряжение и рюкзаки в круг, и сидели на корточках, ожидая нашего появления.
Один из них, уорент-офицер Д., выбрался из круга и осторожно двинулся навстречу приближающейся группе. Мюррей подошел к нему, протянул мокрую, грязную руку, и сказал: "Эй, ребята, я Мюррей. Добро пожаловать в Афганистан".
Грузовики остановились примерно в двадцати ярдах, оставив включенными лишь габаритные огни. Я видел, как Рик вылезает из машины, и мы встретились с ним, когда подошли к группе спецназа. Я протянул руку и сказал: "Добро пожаловать в Афганистан. Мы группа ЦРУ, с которой вам предстоит здесь работать". Солдат выглядел слегка ошеломленным, и я увидел через его плечо, что другие члены Команды-А двигаются к нам. "У нас тут грузовики и другие машины, готовые доставить вас в безопасное место, как только мы найдем остальных ваших парней. Для вас там будет горячий кофе и еда, которые подадут, как только вы разместитесь. Давайте загрузим снаряжение в грузовики и возьмемся за поиски второй половины вашей группы".
Пока это происходило, я взглянул на часы. Было 23.15. Подошел Крис и сообщил, что снаряжение только с этой половины ODA полностью заняло четыре пикапа. Он предложил нам отправить этот груз в "надежный дом", чтобы потом пустые грузовики вернулись за снаряжением второй половины группы. Уорент-офицер Д. согласился, и двое из его человек вместе с несколькими членами нашей группы отправились в "надежный дом".
Мы обнаружили вторую половину "Трайпл Найкла" в 00.15. Они тоже выложили из своего снаряжения оборонительную позицию и засели за ней, ожидая, когда их найдут, или наступит рассвет. Командир группы, капитан Р., был очень рад нас видеть.
Мы собрали всю ODA в "надежном доме" в 00.45. Верный своему слову, Ян Мохаммед позаботился о том, чтобы его ребята приготовили горячий ужин, дополненный чаем и кофе. Кофе из Старбакса, не что-нибудь. Мы не преминули сказать об этом капитану Р. и его людям. Когда они оказались на свету в "надежном доме", я смог увидеть, что вся группа была в форме.
Мы так и не узнали, почему пара "Пейв Лоу" промахнулась мимо посадочной площадки. Мы предположили, что пилоты получили неправильные координаты или запутались и решили, что находятся на точке, но принимающей группы там нет. Поскольку никто не пострадал, и ошибка вскоре была исправлена, худшим аспектом случившегося было то, что это произошло на глазах наших афганских хозяев. Мы хвалились инженеру Арефу, что Силы спецопераций смогут высадиться в темноте точно на цель, и мы сможем собрать Команду-А и покинуть посадочную площадку через несколько минут после их прибытия. Однако все это стало, как говорили мы, служившие на Ближнем Востоке, феерических масштабов "нащупыванием козла". Жители всех кишлаков в этой части долины наблюдали поиски, а многие даже принимали в них участие. Я был уверен, что утром подробности ночных событий будут в полном объеме доложены инженеру Арефу, включая тот факт, что группа прибыла одетой по форме. Это будет еще один интересный день, посвященный общению с Арефом.

* "Надежный дом" (Safe House) – понятие из разведывательного жаргона: конспиративная квартира; место, где могут находиться лица, которым необходимо избежать внешних контактов; проводятся встречи с агентурой; содержатся и допрашиваются задержанные спецслужбами (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Gary C. Schroen. First In
СообщениеДобавлено: 10 ноя 2017, 12:04 

Зарегистрирован: 25 янв 2015, 15:12
Сообщений: 103
Команда: Нет
Спасибо огромное еще раз.
Высадка выглядела в самом деле странно. Такое ощущение, что военные не доверяли агентам ЦРУ насчет безопасного места высадки и решили подстраховаться.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Gary C. Schroen. First In
СообщениеДобавлено: 12 ноя 2017, 20:31 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 962
Команда: Grau Skorpionen
ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЕРВАЯ

На следующее утро после прибытия "Трайпл Никл" мы проснулись рано: впереди был целый день работы. Мы должны будем проинформировать Команду-А о здешней ситуации с нашими хозяевами из Северного альянса, соответствующим образом представить их инженеру Арефу, и договориться с ним о переброске "Трайпл Никла" на Баграмскую авиабазу, где они должны присоединиться к генералу Бисмулле Хану. Мы с Риком попросили Стэна присоединиться к Команде-А в качестве нашего офицера связи. Стэн был логичным выбором на эту роль, потому что у него был хорошие рабочие отношения с генералом и ключевыми старшими офицерами его штаба. Не менее важным было то, что превосходный русский язык Стэна позволит Команде-А легко общаться с нашими афганскими хозяевами. Мюррей уже тоже завел несколько друзей среди членов Команды-А, и вызвался сопровождать Стэна.
Рик, Крис, Стэн, Мюррей и я отправились в "надежный дом" "Трайпл Никла" и застали солдат за разбором снаряжения и подготовкой к предполагавшейся вечером этого дня переброске на юг. Члены группы выглядели расслабленными, и было ясно, что они были рады оказаться, наконец, на земле, в Афганистане. Кроме того, было видно, что предоставленные нами жилые помещения, горячая пища, а в особенности кофе из "Старбакса" оказались для них чуть ли не за пределом восприятия. Они прибыли, предполагая, что им придется разместиться в поле, в тяжелых погодных условиях. Комфорт и удобства казались им почти разочаровывающими. Почти. Я обрисовал капитану Р., уорент-офицеру Д., и некоторым из старших членов группы, как, согласно нашим ожиданиям, будут развиваться события дня, и сказали им, что по плану они сегодня же должны развернуться на авиабазе Баграм. Мы с Риком оставили Стэна, Криса и Мюррея для проведения инструктажа всех членов Команды-А.
Когда мы вернулись в расположение, Мумтаз сообщил, что инженер Ареф прибудет для встречи с нами в 10.00. Рик вернулся в дом Команды-А, чтобы договориться с командиром группы о возможности его встречи с Арефом. Оставалось сделать еще кое-что по мелочам, чтобы подготовиться к встрече.
Прошлым вечером мы отправили в штаб-квартиру краткую телеграмму, сообщавшую о благополучном прибытии ODA-555, но мне было необходимо представить полный отчет об операции. Я хотел убедиться, что все детали, касающиеся нашей подготовки к приему Команды-А, были официально зафиксированы: точное обозначение посадочной площадки, предварительная координация между пилотами Сил спецопераций и нашими пилотами относительно маршрута и подтверждения координат площадки приземления. Я сомневался, что оперативная группа "Кинжал" поднимет вопрос о том, что Команда-А не попала в зону приземления и в результате возникла путаница со сбором группы, но если это случится, я хотел, чтобы факты были зафиксированы в официальных сообщениях.
Среди утренних телеграмм я обнаружил ту, в которой содержалось наполовину ожидаемое разочарование. Несмотря на постоянное давление со стороны ЦРУ на уровне КНБ, Государственный департамент окончательно и твердо отказался принять доктора Абдуллу в Вашингтоне. Мне придется сообщить об этом Арефу, когда он появится.

Ареф прибыл точно вовремя и был в хорошем настроении, когда мы с Риком сопровождали его в комнату для встреч. Он был явно рад тому, что Команда-А прибыла. Я извинился за неразбериху прошлой ночью, объявив причиной этой проблемы неисправность приборов на ведущем вертолете. Не могу сказать, поверил ли Ареф в мою историю, однако он великодушно махнул на этот инцидент рукой. Он сказал, что самым главным было благополучное прибытие группы.
Ареф хотел знать, когда Команда-А сможет перебраться в Баграм. Я сказал ему, что группа готовится к выдвижению прямо сейчас, пока идет наша встреча, и как только будут готовы материально-техническая сторона вопроса, и договоренность о координации с генералом Бисмуллой, они будут готовы двинуться на юг. Я пояснил ему, что Стэн и Мюррей будут приданы Команде-А для координации с генералом Бисмуллой.
Когда я сказал, что хотел бы представить Арефа командиру группы, он расплылся в улыбке. Когда Рик отправился за капитаном Р., я подумал: "Ну, вот оно. Р. будет одет по форме".
Капитан Р. вошел в комнату впереди Рика и прошел, чтобы встать по другую сторону стола напротив Арефа. Ареф встал, посмотрел на Р., наклонившись вперед, и протянул руку, принимая рукопожатие Р. Улыбка не покидала лица Арефа, последовал обычный обмен любезностями и вопросами о размещении и питании. Капитан Р. заверил Арефа, что "Трайпл Никл" готов у переброске в Баграм, как только они получат зеленый свет от наших афганских хозяев. Ареф задал вопрос, которого я ждал – будут ли люди Р. вести лазерное целеуказание вражеских позиций на поле боя? Р. тут же ответил: "Сэр, это именно то, для чего мы прибыли в Афганистан. Мы начнем отмечать вражеские цели для наших бомб, как только обустроимся на месте, на авиабазе Баграм". Лицо Арефа расплылось в широкой улыбке, и он сказал, что это отличная новость. Подготовка к выдвижению на юг начнется сразу же после этого заседания.
Вопрос о форме одежды не поднимался ни тогда, ни позже, ни Арефом и никем другим из наших афганских хозяев. Я пришел к выводу, что оптимистичный, положительный ответ Р. на вопрос о лазерном целеуказании вражеских объектов решил вопрос с формой. Американские бомбы, падающие на противника, были для руководства СА куда как важнее того, во что будет одета Команда-А.
Вновь оставшись наедине с инженером Арефом, мы с Риком спросили о реакции командира Атты на присутствие команды "Альфа". Ареф помрачнел и сказал, что ситуация серьезная. Атта был благодарен ЦРУ за предоставленные средства, однако присутствие "Альфы" у Дустумом было неприемлемо. Атта был старшим командиром в районе Мазари-Шарифа, регионе, традиционно контролируемом таджиками. Атта связался с Дустумом и узнал, что выброска груза оружия для Дустума должна будет состояться этим вечером. Атта пригрозил атаковать силы Дустума, если такое десантирование будет иметь место.
Я сказал Арефу, что Вашингтон будет невероятно расстроен таким нападением. Жизни членов команды "Альфа" окажутся поставленными под угрозу безо всякой пользы. А тот факт, что два командира Северного альянса воюют друг с другом перед лицом противника, подтвердит поддерживаемые многими в Вашингтоне взгляды о том, что центром американской поддержки должен стать пуштунский юг. Я попросил Арефа связаться с генералом Фахимом и надавить на него, чтобы утихомирить Атту, и заставить того отказаться от любых планов нападения на Дустума. Ареф согласился уговорить Фахима в тот же день связаться с Аттой.
В этот момент я понял, что отказ Госдепартамента поддержать визит в Вашингтон доктора Абдуллы можно будет использовать положительно. Он послужит подкреплением моим комментариям о потенциальном эффекте, который столкновение между двумя сильнейшими командирами СА в западном Афганистане может иметь в Вашингтоне. Я объяснил Арефу, что мне жаль, что Госдепартамент отказал в визите Абдуллы, но сказал, что это подтверждает, насколько глубоки подозрения, имеющиеся у высших кругов Вашингтона относительно долгосрочных мотивов Северного альянса. Я сделал все, что мог, чтобы представить СА как нашего сильнейшего союзника в Афганистане, подчеркивая необходимость сместить всю мощь американских бомбардировок сил Талибана сюда, на север, чтобы открыть путь наступлению Северного альянса. Мои доводы до сих пор убеждали руководство ЦРУ и других членов СНБ в правильности этой стратегии, и в конечном итоге я надеялся, что остальные в руководящих кругах придут к осознанию того, что разумно будет сфокусироваться на борьбе на севере. Тем не менее, схватка между старшими командирами СА из-за таких вопросов, как кто примет команду ЦРУ и кто получит какое-то количество оружия и боеприпасов, будет рассматриваться как доказательство того, что Северный альянс следует ограничить и ему нельзя доверить возглавить борьбу с талибами.
Ареф понял. Он сказал, что сожалеет о том, что доктор Абдулла не сможет посетить Соединенные Штаты, и он сегодня же лично сообщит ему об этом. Ареф заверил меня, что будет просить генерала Фахима связаться с Дустумом, а также с Аттой, чтобы воззвать к разуму обоих. В завершение встречи Ареф подтвердил, что он скоординирует с Мумтазом, переброску Команды-А на юг, в Баграм. Ареф полагал, что к позднему вечеру все будет в порядке.
Я взялся за радио и достучался до команды "Альфа". Эр Джей только что вернулся со встречи с генералом Дустумом и подтвердил, что командир Атта действительно угрожает атаковать силы Дустума, в случае если тому будут сброшены оружие и снаряжение. Эр Джей сказал, что ситуация выглядит серьезно и спросил, что произошло с СА на моем конце долины. Я объяснил, что мы попросили генерала Фахима вмешаться, и что сейчас он связывается с обоими командирами, чтобы заставить их отказаться от этой потенциальной конфронтации. Я спросил, что Эр Джей планирует на случай, если Атта нападет. Он сказал, что Дустум заверил его, что предоставит достаточное количество людей, чтобы защитить "Альфу" в случае нападения. Эр Джей сказал, что, по его мнению, лучшей линией поведения будет принять эти гарантии безопасности и просто продолжать заниматься делом. Если Атта нападет, "Альфа" будет разбираться с ситуацией по мере ее развития. Я спросил, не хотят ли они отменить запланированную на вечер выброску, однако Эр Джей считал, что она должна состояться. Силы Дустума нуждались в снабжении, сегодняшняя выброска была необходима для подтверждения заинтересованности ЦРУ в поддержке СА в северных районах, за пределами Панджшера.
Ранние послеобеденные часы были потрачены на написание телеграмм о результатах встречи с Арефом и ситуации между Дустумом и Аттой. Я уведомил Вашингтон, что по моему мнению, будет разумно воздержаться от выброски снаряжения Дустуму до тех пор, пока ситуация не разрядится. Потребности Дустума в оружии были серьезными, но не критичными, и задержка выброски на день или два в ожидании вмешательства генерала Фахима выглядела хорошим способом избежать излишнего подливания масла в огонь.
Мумтаз пришел в 15.00 и сказал, что все согласования с генералом Бисмуллой завершены, а также организовано прибытие транспорта к "надежному дому" Команды-А с тем, чтобы в 18.00 начать погрузку их снаряжения. Я выразил озабоченность по поводу безопасности перевозки группы в темноте по этой извилистой, неровной, опасной дороге. Мумтаз, заверил меня, что его водители множество раз ездили по ней в ночное время. Они знали дорогу так хорошо, что могли бы ехать с закрытыми глазами. Именно это, сказал я, и есть то, чего я опасаюсь. Мумтаз не принял шутку.
Мы отдали Стэну и Мюррею один из русских внедорожников для использования в поездке вместе с "Трайпл Никлом", так что, оказавшись в Баграме, они будут иметь свое собственный транспорт. Незадолго до 18.00 мы помогли им погрузить снаряжение в машину, а затем мы с Риком пошли в дом Команды-А, чтобы повидаться с ними. Как и было запланировано, Мумтаз уже был там с несколькими пикапами Хайлюкс и тремя внедорожниками, и его люди сражались с огромными тяжелыми мешками со снаряжением, которое солдаты привезли с собой.
Тем утром мы помогали сортировать и складывать их экипировку для предстоящего переезда, и я попытался поднять одну из брезентовых сумок со снаряжением. Думаю, мне удалось оторвать ее от земли на дюйм, после чего я сдался. Она, должно быть, весила почти двести фунтов. Молодые афганцы, загружающие машины, таскали эти сумки с огромным напряжением, берясь по трое за один мешок. В какой-то момент один из солдат спецназа подошел к двум молодым афганцам, которые пытались поднять сумку. Он небрежно схватил ее одной рукой, поднял и забросил на спину одним легким движением. Он дважды подкинул ее плечом, чтобы сместить повыше, и пошел к ожидающим пикапам. Двое молодых афганцев и я стояли с раскрытыми ртами, глядя на солдата, который двигался, не испытывая никакого напряжения.

Я позвонил Хэнку в КТЦ по защищенному телефону. Он тоже был обеспокоен ситуацией, складывающейся вокруг команды "Альфа", однако Эр Джей настоятельно рекомендовал, чтобы выброска состоялась этим вечером, как запланировано. Эр Джей сказал Хэнку, что несколько старших командиров Дустума встречались с Аттой, и Дустум был уверен, что кризис будет преодолен. Хэнк сказал, что, поскольку Эр Джей является старшим офицером на месте событий, он обеспечит ему поддержку, необходимую для выполнения своей работы. Выброска состоится. Мне не понравилось это решение, но будь что будет. Я лишь надеялся, что "Альфа" не окажется застигнутой посреди перестрелки. Я и не подозревал, что этой ночью мы окажемся куда ближе, чем "Альфа" к вероятности стать участниками перестрелки.

Вскоре после десяти вечера, как раз когда я заканчивал дела в офисе и готовится отправиться в кровать, к югу от нас, за кишлаком, раздался внезапный всплеск огня из автоматического оружия. Стрельба продолжалась, раздавались беспорядочные короткие очереди, стреляли, как теперь стало понятно, из AK-47. Из своей комнаты в холл вышел Док и сказал, что откроет ящик с оружием и будет наготове. Я отправился на крышу с очками ночного видения, где ко мне вскоре присоединились еще несколько членов группы.
Ночь была ясной и холодной, и как только мы оказались на крыше, звуки выстрелов стали громкими и резкими. Даже без ПНВ мы могли видеть вспышки выстрелов на склоне холма за кишлаком. На зеленоватой картинке ПНВ были различимы несколько человек, движущихся по идущей по склону холма тропе, стреляя вниз по фигурам, продвигающимся вверх, к ним через деревья у подножия холмов. У этих других фигур тоже появились дульные вспышки – они, похоже, вели ответный огонь вверх по склону.
К нам присоединился Крис, сообщивший, что возле него только что задержался возбужденный и запыхавшийся Мумтаз и сказал, чтобы он не беспокоился: это было "там всего лишь идет празднование свадьбы". Мы повернулись, чтобы взглянуть на склон холма в четырехстах ярдах от нас: вспышки и звуки выстрелов смещались в нашу сторону. "Да какая, к чертям, свадьба!" – сказал я. "Всем разобрать оружие, давайте готовиться принять посетителей".
Мы направились вниз, мы с Риком стояли в холле, пока каждый из членов группы брал из ящика AK-47 и по бандольере с четырьмя тридцати патронными магазинами. Рик сказал: "Пусть пара парней встанет на крыше нижнего здания, чтобы они могли вести наблюдение в сторону реки и нижнего конца кишлака. Мы тут можем занять крышу, и можем посадить одного человека на крышу кухни, он сможет прикрывать передние ворота и подходы от тропы, идущей с холмов с того направления". Это был хороший план, и мы погнали всех занимать позиции.
Стрельба немного стихла, но к тому моменту, как мы вернулись на крышу, вновь усилилась. Дульные вспышки озаряли склон холма примерно в двухстах пятидесяти ярдах, но, кажется, пули летели не в нашу сторону. Мы скорчились за высоким парапетом крыши, наблюдая и ожидая.
Здесь, в долине, были приверженцы талибов, как признался несколько дней назад Мумтаз. Возможно, прибытие прошлой ночью "Трайпл Никла" побудило их к действию. Затем на склоне вспыхнула еще одна короткая, ожесточенная перестрелка. Я знал одно – это точно не празднование свадьбы.
Мы просидели там еще минут пять, после чего стрельба начала стихать и удаляться от нас. Фигуры на склоне холма, казалось, сместились выше, разрывая контакт с фигурами ниже по склону. В конце концов, мы потеряли их из виду, когда они отошли к более крупным скалам. Затем стрельба прекратилась. Прошло еще пять минут, стрельба не возобновлялась, и мне показалось, что я разглядел какое-то движение на нижней части склона.
Я услышал голос Мумтаза у передних ворот, потом голос Эда с крыши кухни. Раздался какой-то шум, прежде чем металлические ворота распахнулись, затем я услышал, что Мумтаз разговаривает. Я спустился с крыши и встретил его в дверях нашего здания. "О, генерал Гэри, теперь все в порядке. Вы можете расслабиться". Он нервничал, но пытался скрыть это за широкой улыбкой.
"О чем все стреляли? Что там произошло?" Я спросил.
Движения Мумтаза были нервными и беспокойными, он пытался выглядеть расслабленно – безуспешно. "Ох, оказалось, это несколько заключенных бежали из тюрьмы. Наши люди преследовали их. Все закончилось. Нет проблем".
"Э-эээ, сбежавшие заключенные, да? Талибы?"
"Нет, не талибы. Преступники. Грабители".
Я кивнул и не стал больше ничего говорить об этом происшествии. Не было никакого смысла вытягивать из него правду. Я собирался пожелать ему спокойной ночи, когда он сказал: "Ох, я забыл. Из Баграма звонил генерал Бисмулла. Команда-А вместе со Стэном и Мюрреем благополучно прибыла туда около пятнадцати минут назад". Я поблагодарил Мумтаза за новости, после чего помог остальным сложить оружие обратно в ящик.

_________________
Amat Victoria Curam


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Gary C. Schroen. First In
СообщениеДобавлено: 13 ноя 2017, 22:21 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 962
Команда: Grau Skorpionen
ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ

На следующее утро за кофе я просмотрел входящие сообщения, поступившие за ночь. Там была короткая телеграмма от "Альфы", сообщавшая, что десантирование груза оружия и боеприпасов прошло накануне вечером в соответствии с графиком. В ней не было ни слова о том, какова была реакция Атты на выброску. Рик вышел на защищенный радиоканал и вызвал "Альфу". Их связист подтвердил, что выброска прошла хорошо, и все грузы собраны. К настоящему моменту все улеглось, так что Эр Джей с остальной частью "Альфы" отправились на встречу с Дустумом. Рик попросил, чтобы Эр Джей связался с нами, как только найдет время. То, что от Атты не последовало никакой немедленной реакции, обнадеживало: нас беспокоило то, что могло произойти позже в этот день.
Была интересная телеграмма из КТЦ, где обсуждалась ситуация между Дустумом и Аттой. В сообщении указывалось, что одним из способов решения проблемы было развертывание отдельной группы ЦРУ для присоединения к Атте. Его боевые формирования были примерно той же численности, что и у Дустума, и когда начнутся боевые действия вокруг Мазари-Шарифа, наличие групп у каждого из основных командиров СА будет иметь смысл. КТЦ высказал предложение разделить команду "Альфа", и переместить половину группы к Атте. Это будет краткосрочным решением, поскольку обе группы будут недоукомплектованы, но КТЦ предпримет усилия по пополнению их с дополнительным персоналом в приоритетном порядке. Это выглядело имеющим смысл для нас, сидящих за столом в кабинете, однако будет интересно узнать, что думает об этой идее "Альфа".
В последней телеграмме из штаб-квартиры говорилось, что CENTCOM хочет развернуть в Панджшерской долине еще одну Команду-А. CENTCOM и оперативная группа "Кинжал" уже согласовывали логистические мероприятия. Кроме того, было обсуждение развертывания в Панджшере группы боевого управления (ODA/CCE – Command and Control Element) чтобы на месте координировать деятельность двух ODA.
Рик пояснил, что Командой-А Сил спецопераций традиционно командует капитан или старший уорент-офицер. С развертыванием нескольких ODA начнется соперничество в запросах различных Команд-А на задействование средств авиационного поражения для нанесения ударов по их целям. Поскольку командиры отдельных ODA занимают довольно низкое место в армейской пищевой цепочке, это будет затруднять распределение приоритетов при выделении ресурсов. Однако ODA/CCE Сил спецопераций командует подполковник и его ранг позволит ему координировать запросы на авиационную поддержку и определять приоритетность выделение авиационных средств.
Я был в восторге. Мы предложим отправить вторую ODA в Ходжа-Бахауддин для работы с генералом Бариуллой Ханом на Тахарском фронте, ODA/CCE останется с нами здесь, в Бараке, в "надежном доме", только что освобожденном ODA-555. Рик сказал, что свяжется с оперативной группой "Кинжал", чтобы узнать, на каком этапе находится планирование этого дополнительного развертывания.
В 07.10 утра прибыл Мумтаз с сообщением от инженера Арефа, что ему нужно кое-что обсудить с нами. Мы переместились в зал заседаний в другом здании, взяв с собой наш кофе. Мумтаз нервничал, и еще до того как он начал излагать сообщение Арефа стало понятно, что это будут плохие известия. Он сказал, что группа лидеров Северного альянса встречалась вчера вечером, чтобы обсудить ситуацию между Дустумом и Аттой. Мумтаз робко сообщил мне, что их решение состоит в том, что ЦРУ должно отозвать команду "Альфа" от генерала Дустума. Генерал Фахим и руководство СА считают, что решение ЦРУ о придании группы Дустуму, было серьезной ошибкой.
Это был не тот ответ, на который я надеялся. Я знал, что ЦРУ ни за что не позволит руководству Северного альянса диктовать, где и у кого мы развертываем наши полевые команды. "Альфа" была на земле, где и останется, и было, по крайней мере, еще три группы, чье развертывание будет организовано в течение следующих двух недель. Я объяснил Мумтазу, что мы понимаем, что руководство СА здесь, в долине, опечалено тем, что мы независимо от него размещаем группы ЦРУ к командиров СА на западе. Тем не менее, наша стратегия состоит в том, чтобы придать группы ЦРУ и Сил специальных операций США эффективным командирам по всей стране для более эффективного ведения борьбы с Талибаном. Эта стратегия никоим образом не преследует намерений подорвать авторитет руководства Северного альянса. Мы понимаем обеспокоенность командира Атты тем, что связь ЦРУ с Дустумом приведет к его изоляции, но это не обязательно так. Мы уже обсуждаем планы по выделению сотрудников ЦРУ, которые присоединятся к Атте, возможно, в следующие день или два. Я попросил Мумтаза передать эту информацию инженеру Арефу. Должен сказать, что он не был доволен моим ответом, однако согласился встретиться с Арефом как можно скорее, чтобы передать то, что я сказал.
Мумтаз вернулся в 08.00 – Ареф явно работал где-то неподалеку – и выглядел еще мрачнее, чем во время предыдущего визита. Инженер Ареф внимательно выслушал сказанное мной о ситуации между Дустумом и Аттой, однако решение СА остается неизменным. Команда "Альфа" должна быть отозвана от Дустума.
Я откинулся на спинку стула, слегка покачал головой, и вежливо произнес: "Мумтаз, американское правительство на самом высоком уровне решило, что ЦРУ будет развертывать группы, придавая их командирам, эффективно противостоящим талибам, независимо от их этнической, племенной или религиозной принадлежности. Мы решили отправить нашу вторую команду к Дустуму по соображениям безопасности и административным причинам, а также потому, что он эффективный командир. Мы пошлем группу к командиру Атте, как только сможем достичь договоренности. Мы не уберем "Альфу" от Дустума. Пожалуйста, сообщи инженеру Арефу, что это решение правительства США. Я буду рад обсудить этот вопрос с инженером Арефом, или любым другим лидером Северного альянса, как они захотят". Я улыбнулся Мумтазу, пожал ему руку и похлопал по спине, пока шел к ним в сторону ворот. Он был лишь посредником, и выглядел так виновато, что мне стало жаль его.
Должен признаться, что и сам был в плохом настроении. Все шло не слишком хорошо. Нам нужны были хорошие новости о ситуации с Дустумом и Аттой, что-то, что ослабило бы напряженность и заставило Атту стать более склонным к сотрудничеству. Когда мы с Риком вернулись в офис, Крис встретил нас с улыбкой. У него в руке была телеграмма от "Альфы". Это была та самая хорошая новость, что была нам нужна.
Эр Джей написал, что прошлой ночью Дустум встречался с представителями Атты, и в комнате присутствовали Эр Джей и еще несколько членов команды "Альфа". Дустум сказал присутствующим, что он понимает, что будет несправедливо, если он один получит всю помощь, предоставляемую группой ЦРУ, потому что американцы находятся в Афганистане, чтобы помочь всему Северному альянсу победить талибов. Американцы хотят, чтобы это было достигнуто совместными усилиями, поэтому припасы, которые должны будут прибыть в этот вечер, будут разделены с командиром Аттой. Дустум продолжал, сказав, что будет рад, если присутствующие уважаемые командиры, представляющие Атту, отправятся вместе с его людьми на площадку выброски чтобы проследить за операцией. Сброшенный груз будет доставлен в лагерь Дустума, где будет разделен поровну. Командир Атта может договориться о том, чтобы забрать свою долю, как только будет готов. Дустум сказал, что все припасы, которые ЦРУ будет десантировать в расположение его сил, будут разделены с командиром Аттой.
Эр Джей сказал, что все присутствующие на встрече были удивлены великодушным жестом Дустума. Это было таким несвойственным характеру Дустума и настолько неожиданным решением с его стороны, что командирам Атты не оставалось ничего, кроме как поблагодарить его. Этим утром "Альфа" посетила штаб-квартиру Дустума, чтобы быть свидетелями передачи половины оружия и боеприпасов командирам Атты, которые вывезли свою долю колонной пикапов Хайлюкс. Эр Джей сказал, что полностью поддерживает идею разделения "Альфы". Он уже поднял вопрос с Дустумом с утра, и тот также поддержал этот шаг. Позже в этот же день должна будет состояться встреча, на которой Эр Джей преподнесет эту идею Атте.
Это было невероятное известие. Я знал, что генерал Дустум был умным полевым командиром, но всегда предполагал, что он, скорее, человек действия, нежели хитрый политический манипулятор. Его ход разделить поровну с Аттой поставляемое ЦРУ снаряжение был блестящим. Его согласие разделить "Альфу" и отправить небольшую группу ЦРУ к Атте было столь же дальновидным. Дустум теперь был на высоте, не оставляя Атте иного выбора, кроме как согласиться на сотрудничество с Дустумом или рисковать прослыть мелким склочником, более заинтересованным собственными престижем и самолюбием, нежели победой над талибами. Если командир Атта действительно согласится сотрудничать с Дустумом, это выбьет почву из-под генерала Фахима. Если Дустум и Атта будут сотрудничать и делить снаряжение поровну, не будет никаких оснований для отзыва "Альфы". Если это сработает, как я думаю, мне останется лишь обнажить голову перед генералом Дустумом.
Инженер Ареф прибыл в наше расположение примерно в половине четвертого пополудни, и мы приступили к тому, что станет девяностоминутной встречей по проработке этой проблемы. В конце концов, блестящий шаг Дустума разделить все с командиром Аттой снимал все аргументы, выдвинутые Арефом. Два старших командира СА в районе Мазари-Шарифа выработали компромисс, и они сотрудничали ради достижения цели – разгрома противостоящих им сил Талибана. Ситуация была вне контроля находившихся в Панджшерской долине руководителей СА. Команда "Альфа" разделилась, и та часть, что присоединилась к Атте, стала командой "Браво". Мы как можно скорее усилим обе команды и будем настаивать, чтобы Команды-А Сил спецопераций были развернуты у обоих полевых командиров. Я дал ясно понять, что решение ЦРУ придать свои группы максимально возможному количеству эффективно действующих полевых командиров в северном Афганистане не подлежит обсуждению. Инженеру Арефу, и остальному руководству СА не останется ничего иного, кроме как смириться с неизбежным.

_________________
Amat Victoria Curam


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Gary C. Schroen. First In
СообщениеДобавлено: 18 ноя 2017, 12:31 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 962
Команда: Grau Skorpionen
ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

Рассвет утром 22 октября был ясным и холодным, и мы начали свой обычный утренний ритуал с нескольких больших чашек старбаксовского кофе, теплого "душа" из ведра с мутной водой, а в части касающейся меня, с легкого завтрака из местного свежего хлеба с арахисовым маслом. Эд и Грэг планировали отправиться в Душанбе за припасами, и метеопрогноз с гор благоприятствовал этому – голубое небо и слабый ветер. Они быстро приготовились к раннему вылету: план их полета включал промежуточные посадки в Файзабаде, сразу за Гиндукушем, а потом в Ходжа-Бахауддин, перед возвращением в тот же день. Там они высадят Брэда, который должен будет встретиться с генералом Бариуллой Ханом. Вертолет вернется за Брэдом на следующий день.
В Файзабаде они должны будут остановиться, чтобы обследовать предложенный инженером Арефом аэродром, предположительно способный принять L-100. КТЦ изучал все варианты переброски предметов снабжения в северный Афганистан, и идея о возможности использования L-100 для переброски грузов на промежуточную точку на севере выглядела интригующе. Ареф заявлял, что Северный альянс использовал аэродром Файзабада для приема самолетов, и, по его мнению, он подойдет для L-100. Пилоты были не в восторге: Файзабад находился по другую сторону Гиндукуша, что перекладывало бремя доставки грузов через коварные горные вершины на наш вертолет. Был серьезный шанс, что все грузы, доставленные в Файзабад, застрянут там до весны, когда погода улучшится, и станет достаточно безопасной для полетов на вертолете, однако мы решили провести обследование, как нас просили.
Мумтаз заглянул в офис, чтобы сообщить, что инженер Ареф хотел встретиться с нами после обеда. Исходя из вида Мумтаза – расслабленного и улыбчивого – я предположил, что предстоящая встреча будет гораздо более позитивной, чем вчерашний обмен негативом.
Рик связался с полковником Малхолландом из оперативной группы "Кинжал", и они обсудили планы возможной высадки второй Команды-А и ODA/CCE. На тот момент мы планировали отправить обе группы в Панджшер, а затем, на следующий день, перебросить вновь прибывшую Команду-А обратно на север, где она присоединится к генералу Бариулле Хану и будет работать на Тахарском фронте. У нас не было возможности обозначить посадочную площадку в Ходжа-Бахауддин, чтобы использовать ее для ночной высадки, так что будет иметь смысл заложить дополнительное "колено" и отправить Команду-А сюда, в долину, а затем перебросить ее обратно на север в дневное время на нашем вертолете. Малхолланд сказал, что хотел бы произвести высадку сегодня вечером, поскольку прогноз погоды выглядит неплохим.
Инженер Ареф прибыл в 15.00 в приподнятом настроении. Решение генерала Дустума поделиться оружием и боеприпасами с командиром Аттой разрядило ситуацию в районе Мазари-Шарифа. Ареф сказал, что генерал Фахим был рад шагам, предпринятым Дустумом, и лично связался с Аттой, чтобы склонить того к сотрудничеству. План ЦРУ по приданию Атте Команды-А также был воспринят положительно. Я понимал, что вопрос о нашем непосредственном взаимоотношении с командирами за пределами Панджшерской долины будет преследовать нас в будущем, однако на данный момент все утихомирилось.
Рик рассказал о своей беседе с полковником Малхолландом, состоявшейся ранее этим утром. Он объяснил наше желание привлечь еще две ODA – одна должна будет присоединиться к генералу Бариулле на Тахарском фронте, а вторая останется с нами здесь, в Бараке, чтобы координировать деятельность Команд-А на передовой. Рик довольно подробно описал задачи ODA/CCE, и каким образом ее присутствие добавит веса запросам на выделение ударных самолетов для нужд Кабульского и Тахарского фронтов. Ареф дал свое добро на их ввод, сказав, что они будут долгожданной добавкой к нашим усилиям. Он с легкой улыбкой добавил, что надеется, что команде ODA/CCE удастся добиться, чтобы на талибов сбрасывали больше бомб, особенно вдоль Кабульского фронта.
Мы поговорили о прогрессе, точнее отсутствии такового, в усилиях по сбору информации о заложниках из "Шелтер Нау". Отец афганского заключенного все еще не вернулся в долину с ответами на вопросы, которые ему задал Крис. Ареф сказал, что офицер СА, контачивший со старшим сотрудником службы разведки и безопасности Талибана, отправился в Кабул, чтобы подтвердить наше согласие с его требованиями о вознаграждении и в процессе оценить его искренность, но его возвращение, похоже, задерживалось.
Я спросил Арефа, может ли он устроить мне встречу с генералом Бисмуллой. Я еще не встречался с ним, и хотел познакомиться с ним лично. Ареф ответил, что всего двумя днями ранее генерал спрашивал, когда я смогу приехать. Ареф пообещал позвонить генералу, как только вернется в свой офис, и попросить его о встрече на следующий день. Он сказал, что сообщит Мумтазу о результатах, однако мне стоит уже сегодня спланировать завтрашний выезд из долины на Кабульский фронт. Перед отъездом Ареф попросил сразу же сообщить ему, когда будет принято окончательное решение о вводе двух групп Сил спецопераций.
Сразу после отбытия Арефа прилетел наш борт, доставив два сюрприза. Пилоты и Бак приехали с посадочной площадки с большой помпой, из багажников их внедорожников торчали картонные коробки, в которых были небольшая микроволновка и холодильник. Члены группы, недоверчиво переглядываясь, проследовали за коробками в здание. Бак тут же принялся распаковывать холодильник, в то время как Джордж сходил к машине и вернулся, неся два ящика русского пива "Балтика" в пол-литровых бутылках. Эд, стоявший рядом со мной, сказал: "Шеф, у нас не было предварительного уговора с вами относительно пива. Если вы не хотите, чтобы оно было тут, просто скажите".
Я посмотрел на лица стоящих вокруг членов группы, и сказал достаточно громко, чтобы все услышали: "До тех пор, пока оно будет потребляться умеренно, и мы будем уважать чувства наших хозяев, не будем пить в их присутствии и разбрасывать бутылки по территории, тогда все отлично". Все заулыбались.
Когда позже мы разговаривали с Риком, стоя во внутреннем дворике, я сказал, что буду возражать против пива лишь в том случае, если кто-либо злоупотребит привилегией или сделает это проблемой в отношениях с нашими афганскими хозяевами. Что до меня, то я принял уговор не пить, будучи в Афганистане. Я всерьез воспринимал ответственность за руководство своей группой и хотел в любое время быть бдительным и со свежей головой. Я не ожидал соблазна, но теперь, столкнувшись с искушением, я останусь верен своему уговору. Мои продолжающиеся проблемы со здоровьем и прием "Ципро" делали следование обету намного легче.
Последняя порция новостей того дня поступила примерно в шесть вечера, когда позвонили из штаба полковника Малхолланд и сообщили, что переброска двух дополнительных ODA будет отложена: погода на высоте над горами сильно ухудшилась. Малхолланд сказал, что они будут ждать, что принесет утро.

_________________
Amat Victoria Curam


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 82 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB® Forum Software © phpBB Group
Theme created StylerBB.net
Сборка создана CMSart Studio
Русская поддержка phpBB